Константин Шемлюк: Церковь гонят, а она – торжествует (Сопредельные государства бывшего СССР: Украина. Церковь) (20.03.2019)

Сейчас мы видим парадокс: УПЦ представляют как «врагов народа», ее храмы захватывают, верующих бьют и гонят. Но все больше людей публично свидетельствуют о своей вере.
Господь наш Иисус Христос сказал, что «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18,20). Поэтому совместная молитва всегда занимала особое место в жизни Церкви. При этом православные христиане собирались и собираются на молитву не только в храмах, но и вне их стен. Обычно такие собрания приурочены к какому-то празднику или памятному для Церкви событию и сопровождаются шествием по улицам города/села с преднесением креста и местночтимых святынь. 
Но в Украине православные верующие участвуют в масштабных молитвенных шествиях еще по одной причине – из-за желания публично засвидетельствовать верность Церкви Христовой. Уже можно говорить, что крестный ход на улицах Киева или Ровно – это, в некотором смысле, шествие исповедников православной веры. 

Давайте вспомним, как несколько лет назад Предстоятель УПЦ Блаженнейший Митрополит Онуфрий благословил «связать» разорванную войной Украину двумя крестными ходами. Первый вышел из Святогорской лавры, а второй – из Почаевской, то есть с Востока и Запада. Они несколько недель двигались навстречу друг другу и в день празднования Крещения Руси 27 июля встретились на Владимирской горке в Киеве. Тогда украинские СМИ и политики сделали все, чтобы максимально дискредитировать мирную инициативу нашей Церкви: шествие крестоходцев блокировали радикалы, полиция сообщала о том, что маршрут заминирован, журналисты утверждали, что из Донецка в Киев идут «боевики» и т.д. В итоге, за несколько дней до праздника казалось, что верующий народ отступит, испугается, и традиционный крестный ход от памятника князю Владимиру к Киево-Печерской лавре не состоится. Однако все попытки помешать верующим УПЦ принять участие в общей молитве возымели обратный эффект и больше 100 000 человек вышли тогда на улицы Киева. 

Похожая ситуация повторилась и в прошлом году: опять истерия, опять клевета и поливание грязью. Результат – количество участников выросло более чем вдвое и в крестном ходе УПЦ в честь Крещения Руси было уже 250 000 человек.

На вопрос, что же произошло и почему все больше и больше людей открыто идентифицируют себя именно с УПЦ, очень хорошо ответил спикер Церкви протоиерей Николай Данилевич: «Наверное… люди перестали бояться. Этот страх пропал в 2016 году, когда был крестный ход из двух Лавр в Киев. Но сейчас я вижу, что все больше и больше в среде нашей Церкви появляется определенная, в хорошем смысле, смелость, открытость, и теряется какой-то страх, человеческий страх».

Тогда же украинский политик Евгений Мураев отметил, что «в этом колоссальном единении – и желание защитить свою Церковь, и ответ на попытки что-то запретить людям вопреки закону и здравому смыслу, и гражданская солидарность. Верующие Украинской Православной Церкви показывают лживым глупцам у власти: нас много, мы едины. А вас всего жалкая кучка».

Заметим, что такие многотысячные всенародные шествия происходят на фоне неимоверной кампании в СМИ, развернутой против нашей Церкви, кампании, которая пытается доказать, что украинцы в своем большинстве мечтают о том, чтобы выйти из-под омофора Митрополита Онуфрия и наконец получить «свою церковь». Об этом «свидетельствуют» и социологические опросы, проводимые различными организациями и фирмами, которые практически в один голос уверенно заявляют, что народ Украины не поддерживает УПЦ. Однако на деле мы видим совершенно иную картину – православные христиане нашей страны очень красноречиво заявляют о том, где и в какой Церкви они хотят быть.

Причем, как справедливо заметил политолог Руслан Бортник, – «чем больше власть пытается вмешиваться в дела церковные, тем больше будут крестные ходы».

Подтверждение этим словам мы находим и во время других масштабных молитвенных шествий, которые ежегодно совершаются в некоторых епархиях нашей УПЦ. В качестве примера можно привести те крестные ходы, которые прошли в честь Торжества Православия (первая Неделя Великого поста) в Одессе, Чернигове, Ровно и Запорожье. Так, в прошлом году в подобных мероприятиях приняли участие в общей сложности больше 12 000 человек. Но вот в этом году количество крестоходцев существенно увеличилось и составило уже больше 50 000 человек.

Можно даже проследить динамику роста количества участников.  

В Ровно в 2017 году в крестном ходе в день Торжества Православия насчитывалось 3000 человек, а в 2019 году – уже 7000. 

В Запорожье в 2017 году было 8000, а в 2019 – 10000 участников. 

В Чернигове в 2018 году в крестном ходе участвовало 3000 человек, а в 2019 году только причастников Святых Христовых Таин в одном кафедральном соборе было 500 человек! 

В Одессе на крестный ход вышло больше 10000 человек, примерно столько же вышло на крестные ходы по всей Одесской епархии. 

О своих впечатлениях от крестного хода, который проходил в Ровно, поделились некоторые священники. Они обращают внимание на несколько интересных деталей.

Во-первых, «людей в 2 или в 2.5 раза больше, чем в прошлом году». Во-вторых, «если в прошлые годы некоторые из наших недругов стояли на тротуарах и пытались как-то протестовать или выражать свое «фе» ("московские попы" и т.п.), то в этом даже никто и не пытался». В-третьих, в лоно Церкви вернулись некоторые из тех, кто еще недавно ушел в раскол. 

Нужно заметить, что на сегодня Волынь – это, наверное, один из наиболее проблемных регионов (в религиозном плане) в нашей стране. И такое огромное количество участников крестного хода, по словам спикера УПЦ протоиерея Николая Данилевича, говорит о том, что «таким образом, люди отвечают на давление, на захват их храмов – еще большей мобилизацией и единством». Более того, как написал в своем блоге отец Николай, «многие считают участие в этом крестном ходе личной возможностью публично засвидетельствовать верность Церкви Христовой». И такая поддержка, как ни странно стала возможной благодаря предоставлению Фанаром Томоса для раскольников, а, точнее, той волне захватов храмов УПЦ, которая за этим последовала.Крестный ход в Ровно в день Торжества Православия, 2019 годДействительно, из истории мы знаем, что во времена гонений народ Божий всегда сплачивался вокруг своей Матери-Церкви. Под давлением преследователей количество верующих не только не уменьшалось, а наоборот росло. Из житий святых мы можем привести многочисленные примеры того, как люди принимали веру Христову, наблюдая за подвигом мучеников.

Так, в повествовании о страданиях 40 Севастийских воинов, которые отдали свою жизнь за Христа, мы читаем: «Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво. В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий. Взглянув на озеро он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я – христианин!» – и присоединился к мученикам. Стоя в воде он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами». Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени». 

Оказывается, внешние скорби и даже смерть мучеников, вместо того, чтобы разрушать веру, только укрепляют ее. Почему так происходит? Потому что, как еще 100 лет назад говорил выдающийся историк нашей Церкви Василий Болотов, «жизненная задача христиан первых веков… состояла не в том, чтобы разрушить какие-либо существующие религиозные воззрения тех язычников, с которыми им приходилось иметь дело, но главным образом в том, чтобы пробудить уснувшую и исторически изжившуюся религиозную совесть окружающего христиан язычества, заставить их серьезнее взглянуть на свои религиозные обязанности, на свое религиозное положение, своим личным примером высокого самоотвержения показать окружающему их миру, что религия есть дело настолько важное, что в известных случаях приходится лучше пожертвовать самою жизнью, чем поступиться ею».

Мученики предлагали вместо логических и рациональных доказательств свою собственную кровь, которая убеждала лучше любых силлогизмов. Недаром великий физик и математик Блез Паскаль писал, что верит только тем свидетелям, которые дали перерезать себе горло. Ведь если человек готов умереть за свои убеждения, значит, они действительно чего-то стоят. И поэтому за проповедь о Воскресении Христа из мертвых были убиты все апостолы, (кроме Иоанна Богослова, который, впрочем, всю жизнь провел в изгнании). Поэтому за веру в это Воскресение отдали свои жизни сотни тысяч мучеников первых времен христианства и миллионы мучеников 20-го столетия. Но, убив этих людей, гонители не смогли уничтожить Церковь. Более того, они только увеличивали количество верующих, потому что, по слову Тертуллиана: «semen est sanguis christianorum» – «кровь христиан есть семя» Церкви.

И то же самое происходит сейчас – чем больше на Церковь нападают, тем сильнее и крепче Она становится. Сегодня уже нельзя «просто» ходить в храм, потому что каждый такой поход – это свидетельство. Мы, наконец-то, начинаем понимать, что к своей вере нужно относиться со всей степенью серьезности, что времена индифферентности канули в лету и, если ты хочешь быть православным христианином, то освящать пасхальные куличи недостаточно – надо освящать свое сердце, душу и всю жизнь. 

Источник
20.03.2019

Константин Шемлюк





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта