Дмитрий Скворцов: Чем расплатился Порошенко за томос? (13.12.2018)

Киевский публицист Дмитрий Скворцов рассказал, почему Украина в лице ее президента Петра Порошенко добивается церковной автокефалии, а также прояснил, что же такое православие на фоне политических реалий.
 
— Дмитрий, скажите, пожалуйста, почему в 21 веке вопрос раскола УПЦ стоит так остро? Ведь многие люди – атеисты, которые совсем не обращают внимания на происходящее, другие, напротив, относятся к этому с юмором или сарказмом, а истинно верующих – довольно мало.

— В обыденной жизни многих людей религия, быть может, действительно не играет особой роли. Однако, если говорить о геополитике, а от нее, как известно, зависят даже те, кто считает себя аполитичными, то она глубинно зависит от религии.

Дело в том, что именно религии сформировали нынешние цивилизации: западноевропейскую, продолжением, которой является нынешний гегемон США; исламскую, название которой говорит само за себя; нашу – восточнохристианскую и другие. Говоря о нашей цивилизации, я имею в виду не только то, что мы называем русским миром, но и Грузию, и Грецию, и Молдавию, и Балканы…

И Запад всегда видел в нас конкурентов. Сначала мы мешали папам Римским заниматься экспансией католицизма, теперь мы мешаем западным транснациональным корпорациям и тому, что в Америке называют «дип стэйт» проводить экономическую экспансию, сохраняя за собой место гегемона однополярного мира.
 
Но невоенным путём разрушить нашу цивилизацию можно только уничтожив генетический русского человека, сформированный православной цивилизацией. Даже если русский считает себя атеистом (а многие таковыми действительно являются), то его моральные основы веками формировались православием.

— И в чём же здесь коренное отличие от западной цивилизации – тоже христианской?

— Современную западную цивилизацию сформировала уже реформация с эпохой гуманизма. Поэтому их главный моральный принцип – права человека. Наш же принцип – нравственные обязанности, служение. Если не Богу, то стране, обществу, пусть даже сообществу друзей своих, не говоря уже о семье.
И Малая Русь – коренная Русь, изначальная – исток этой цивилизации.

К слову, совершенно справедливо считал виднейший американский политолог Бжезинский, утверждая, что без «Украины Россия перестает быть евразийской империей». Скажу больше, без Малороссии, Россия не возродится. РФ – ещё не Россия. Это лишь осколок исторической Руси. Пусть самый крупный и экономически самодостаточный. Ведь Киев, Вышгород, Чернигов – это сердце Русского мира, это восточнославянский Иерусалим.

«Вырвав это сердце», которое сейчас связано с остальным русским организмом лишь посредством канонической Украинкой православной церкви (Московского патриархата) можно уничтожить всю русскую цивилизацию.

— Получается, за действиями Константинопольского патриарха Варфоломея, который пытается разорвать эту связь должен стоять некий кукловод?

— Не просто кукловод, но создатель. Тот самый гегемон, которого мы упоминали. Именно США последние сто лет ставят т.н. Константинопольских патриархов. Первый раз это получилось у них в 20-х годах прошлого века, когда Америка, не пострадавшая в Первой мировой войне воспользовалась бедственным экономическим положением проигравшей Турции.

— Можно ли сказать, что это был некий долгоиграющий план?

— Не хочу выглядеть местечковым конспирологом, поэтому скажу так. Американцы увидели возможность и воспользовались ею.

— Если мы говорим о геополитике в контексте религиозной проблемы, то как можно охарактеризовать Константинопольский патриархат? Является ли он главным среди остальных?

— Не является. Одним из главнейших принципов православия, в отличии от католицизма, является соборность. Соборность предполагает равноправие всех епископов. Главой православной церкви является Иисус Христос, который, опять-таки в отличие от католичества, не имеет наместников на земле. Все православные патриархи и все главы поместных церквей равны между собой. И даже внутри своей церкви патриарх является лишь епископом. Вот, например, московский патриарх является московским епископом.

Его права на Архиерейском или Поместном соборе проявляются в роли спикера. Ведь мы не назовем спикера главой государства? Он даже не является главой парламента, он всего лишь спикер, который ведет заседание.
 
В православной церкви высшим органом власти является Поместный собор, чуть ниже Архиерейский, чуть ниже Синод и эти органы делегирую патриарху роль руководителя в межсоборный и межсинодальный период. Но самые главные решения принимаются соборно.

Точно так же нет и самого главного патриархата среди поместных церквей. Константинопольский патриархат называется лишь «первым среди равных» или «первым по чести» (но не по власти), но это не более чем дань традиции. Ведь ранее Константинополь был столицей православной империи, столичной кафедрой и когда-то давно он сам присвоил себе титул вселенский, так как империя по-гречески называлась вселенной.

— Тогда каким образом и на каком основании Варфоломей единолично смог отменить Соборную грамоту 1658 года о подчинении украинской церкви России, если, по сути, ему было необходимо созывать «голосование»?

— Здесь мы можем говорит о двух антиканонических деяниях Варфоломея: единоличная отмена грамоты и практически объявление себя Папой Стамбульским.

Что касается грамоты, то Константинополь утверждает, что 332 года назад Москва его «не так поняла», подчинив себе «украинскую церковь», поэтому он, мол, имеет право ее забрать обратно. Даже если на минутку допустить, что это не ложь, и Москва действительно «аннексировала украинскую митрополию», то существует вполне недвусмысленный православный канон: принадлежность канонической территории может быть оспорена в течение 30 лет. А с 1686 г прошло одиннадцать раз по 30 лет.

Теперь по второму деянию. Почему мы говорим, что Варфоломей объявил себя Папой? Потому что он заявил, что имеет право вмешиваться в спорные вопросы любой поместной церкви и принимать апелляции от любых отлученных от церкви епископов, как сделал это с главой т.н. «Киевского патриархата»-Денисенко и главой «УАПЦ» Малетичем. Это нарушение всё того же принципа соборности. Это – ересь папизма, из-за которой и случился т.н. Великий раскол 1054 года, когда отпал Рим.

— В таком случае является ли разрыв евхаристического общения РПЦ с Константинополем адекватной реакцией РПЦ на данное деяние Варфоломея? Что еще можно было предпринять в данном случае?

— Да, вполне адекватная реакция. Разрыв евхаристического общения подразумевает, что вот эту структуру мы уже частью Вселенской Церкви не считаем. Как с 1054 года православие не считает Церковью католическое сообщество. Но тогда было официально вынесена анафема. Здесь же можем говорить об анафеме в иносказательном смысле. То есть осталось ее только оформить.

Конечно, лучше этого не доходить до этой черты. Поэтому Московский патриарх и Синод РПЦ призвали обсудить сложившееся положение на всеправославном уровне. И уже несколько поместных церквей согласились, что данные действия Константинополя требуют обсуждения, и, не исключено, объявления Константинопольского патриархата не церковью – т.е. еретиками.

Однако сделать это будет трудно. Вспомним Критский собор 2016 года, который задумывался Константинополем как всеправославный. Однако в нем не участвовали 4 поместные церкви, в том числе и самая большая, превосходящая по численности все вместе взятые, Русская православная церковь. А ведь тогда не было такого противостояния, которые мы наблюдаем сегодня.
 
Тем не менее, мы уже можем наблюдать, как в течение последних трех месяцев 5-6 поместных церквей выразили солидарность РПЦ, и ни одна пока не поддержала Стамбул. Но нужно учитывать, что от Константинопольского патриархата тем или иным образом зависят несколько греческих церквей: Элладская, Кипрская, отчасти Иерусалимская. Кроме того, не стоит забывать, что некоторые церкви осуществляют свою деятельность в тех странах, которые очень сильно зависят от Америки – Чехословацкая, Польская, Румынская, Грузинская…

— И все опять сводится к тому, что за спиной Константинополя стоит куратор.

— Да. Стоит, не решает, но направляет.

— Ну в таком случае спрашивать, почему Макарий-Малетич и Филарет-Денисенко решили отказаться от статуса патриархов, думается не стоит, если учитывать, что Украина в лице политических и религиозных деятелей зависит от США.

— Что же касается Денисенко, то он еще не отказался от своего статуса патриарха. Более того, мы видим, что он с каждым днем все более противится тем условиям, которые выдвигает Стамбул. Еще в апреле, когда Порошенко говорил об автокефалии Филарет ему верил, и даже в октябре заявлял, что «останется патриархом». Но Варфоломей, оказывается, имел в виду митрополию, а не патриархат. Соответственно, статус Филарета, будет, как минимум, понижен. Да и о автокефалии как таковой речь даже не идёт.

Здесь можно спросить, а почему на Денисенко до сих пор не воздействовал ни Порошенко, ни тот же самый Госдеп? Ответ, возможно, такой. Денисенко рассматривает фигуру Порошенко как хромую утку, он ему теперь никто и звать его никак. С каждым днем это отношение становится все четче. Михаил Антонович (Филарет) прекрасно понимает, что он точно также сможет пригодится в статусе патриарха другому президенту.

Что же касается США, то Трампа действительно не интересуют во внутренние разборки в вассальных государствах. Ему достаточно того, что Украина является неким зудом для РФ, которая в свою очередь тратит много ресурсов, в том числе и политических, чтобы нейтрализовать это «заболевание».

— Скажите, а насколько обоснованно прошение украинских политических деятелей, в том числе и президента Порошенко, о создании единой поместной церкви? Ведь Украина – светское государство, в котором церковь отделена от политики.

— Действительно, Конституцией Украины закреплено понятие светского государства, но это не значит, что Порошенко как православный христианин не может выступать с какими-либо инициативами. Многие автокефалии были получены как раз по обращениям правительств. Однако впервые в истории мы видим, что автокефалию просят от имени церкви, вопреки её желанию!

Более того, Порошенко заключил с Константинопольским патриархатом некий договор, подробности которого даже на запросы самых что ни на есть украинских СМИ, типа «Укринформа», не разглашаются. Кроме того, когда правозащитники все же смогли спросить у Порошенко, что это за договор, то он заявил, что подписывал его как частное лицо. Вы представляете? От имени Украины!
 
— Грубо говоря, Порошенко подписал договор с Варфоломеем от лица своей компании «Рошен»?

— В том то и дело, что указан не «Рошен», а приданная ему Украина. Кроме того, на подписании присутствовали и генпрокурор, и глава администрации, и вице-премьер… Это тоже частные лица? Повторюсь, договор засекречен до сих пор в нарушение закона Украины о доступе к информации.

— Позволю себе предположить, что в договоре указан перечень церквей, которые поступают в распоряжении Варфоломея.

— И будете абсолютно правы. По некоторым источникам, туда входят не только церкви, которые, как, например, недавно отданная Андреевская церковь, никогда не принадлежала к Константинопольскому патриархату, но и монастыри. Видимо, речь идёт о подворьях «смотрящих» – константинопольских экзархов – в каждой епархии.

— Напоследок. Как вы относитесь к инициативе одного из священников, который выпустил ролик, где говорит о том, что никогда не предаст каноническую церковь и готов к вызову в СБУ?

— Это не только мужественный поступок, но и показатель реакции, совершенно противоположной, той, которой хотел добиться Порошенко. Человек, мыслящий категориями барыжного бизнеса, пытался мерить людей своими мерками. В том числе и священников. А оказалось, что священники совсем другие. А епископы в идеале, это вообще люди, которым нечего терять в мирской жизни. Она для них лишь ступенька к жизни вечной.

Вообще, рассвет Церкви происходит в период гонений, когда она всецело начинает служить Христу и являть исповедников веры. Этого и добился Порошенко, лишь повысив авторитет канонической церкви на Украине.

 
13.12.2018

Скворцов Дмитрий

Источник: http://antifashist.com




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта