Дмитрий Матвеев: Чиновники говорят о нефти, газе, гонке вооружений, но не о сельском хозяйстве (13.11.2018)

Гендиректор агрохолдинга «Кабош» о том, почему сельхозпроизводителям нужно готовиться работать в более сложных условиях, о проблеме фальсификации молочной продукции и планах компании
Агрохолдинг «Кабош» (Псковская область) входит в топ-20 крупнейших производителей молока в стране, активно развивает выпуск классических и авторских сыров, а также занимается тепличным овощеводством. Сейчас у компании около 40 тыс. га земли для выращивания кормов, четыре комплекса на 20 тыс. коров, ежедневно производится более 200 т молока и до 30 т сыра. В начале года агрохолдинг заявил, что планирует вложить почти 39 млрд руб. в расширение бизнеса: построить три мегафермы и увеличить дойное стадо до 50 тыс. животных, а также модернизировать свой «Великолукский молочный комбинат». В октябре компания сообщила, что начинает проектирование нового завода стоимостью до 10 млрд руб. и мощностью переработки 1 тыс. т молока в сутки для производства сыров. Его поэтапное строительство планируется начать в 2019 году, также как и ферм. Для реализации проектов холдинг рассматривает варианты географической диверсификации, в частности возможен выход в Смоленскую область. Гендиректор «Кабош» Дмитрий Матвеев рассказал «Агроинвестору» о проектах и сложностях бизнеса.

— Есть ли уже какие-то конкретные планы по инвестициям в Смоленской области?

- В Смоленской области мы пока просто ведем переговоры о такой возможности. Сейчас как раз тот этап, когда группа компаний «Кабош» и администрация региона определили четкую заинтересованность друг в друге, назвал бы это так. Идет процесс выбора площадок под проект.

На самом деле вопрос серьезнее, чем кажется. Нам нужна территория, на которой мы могли бы разместить минимум два комплекса по 4,3 тыс. коров каждый. Для этого требуется примерно 300 га земли, и это в общем-то не проблема для нашей страны. Проблема в том, что еще нужны участки для заготовки сочных кормов — силоса: примерно 10 тыс. га для планируемого поголовья. Но земли во многих регионах раскуплены «латифундистами». Они приобретали их лет 15-20 назад, все это время не обрабатывали, но при этом являются собственниками и хотят их дорого продать.

Однако вопрос не столько и не только в цене. Необходимый нам массив сельхозземель для начала нужно попытаться собрать. Нужно встретиться с владельцами участков, поговорить, понять, чего они хотят, попытаться договориться. Ведь могут, грубо говоря, 3 тыс. га продать по нормальной цене, а за 7 тыс. га запросить баснословные деньги.

— В других регионах рассматривали площадки?

- Есть варианты в Псковской области, есть предложения из Тверской области. Выбираем. На мой взгляд, инвестиционно привлекателен тот регион, который предоставляет лучшие условия. Это касается программ субсидирования процентных ставок по кредитам, возмещения CAPEX, предоставления других льгот. Любой инвестор, вкладывая деньги, хочет получать софинансирование со стороны региона. Поэтому мы сейчас сравниваем условия.

— А с новым молокоперерабатывающим заводом уже есть какая-то определенность?

- Здесь мы тоже находимся на стадии выбора площадки. Конкретику пока озвучить не готов, но скажу, что всерьез рассматриваем Московский регион, оцениваем и другие области. Выбираем привлекательные для нас условия. Планируем за 2019 год определиться с площадкой и приступить к реализации проекта.

— У вас также были планы развития тепличного бизнеса. Не повлияла ли на них информация о предстоящем сокращении господдержки этого направления?

- Мы от своих планов не отказываемся. Сейчас также выбираем регион для реализации этого проекта. В данном случае нужно меньше земли, но важны инженерные коммуникации — подключение к газу, электричеству, водоснабжению.

— По ваши ощущениям, в целом сейчас благоприятная конъюнктура для инвестиций в АПК или не очень?

- Не сказал бы, что в этом году что-то кардинально изменилось для качественного роста. Говорю больше о молочной отрасли. Сейчас не совсем стабильная ситуация для эффективного производства молока, есть множество факторов, не поддерживающих его увеличение.

Например, возьмем такой молокоемкий продукт как сыр. Сегодня на полках в магазинах в этой категории более 50% фальсификата. Это происходит, в том числе и потому что недобросовестные производители пользуются лазейками в нормативной документации, замещают молочный жир другими жирами, и выдают сыроподобный продукт за сыр. В результате происходит отток покупателей.

— И что делать?

- Во-первых, нужна уголовная ответственность за введение покупателей в заблуждение, причем, как для производителя, так и для торговой сети, поскольку сети зачастую сами стимулируют рост фальсификата. С одной стороны, они хотят продавать большой объем сыра, с другой, хотят ставить 45% наценки. На месте государства я бы заставил сети писать ту наценку, которую они делают, это бы здорово стимулировало потребителя. Покупатель приходит в магазин, смотрит на цену и видит, что там наценка в 50% на сыр. Что он сделает? Уйдет в другую сеть и пожалуется куда-нибудь. Нужно переложить ответственность на ритейл в том числе.

Во-вторых, нужно существенно увеличить штрафы за фальсификацию продуктов. Они должны составлять не 100 тыс. руб. и даже не 500 тыс. руб., а миллионы и даже десятки миллионов рублей. Фальсифицировать продукцию должно быть невыгодно.

— Роспотребназдор работает над законопроектом, который предполагает подобные санкции для недобросовестных производителей.

- Мы это поддерживаем. На нашем рынке, к сожалению, по-другому вопрос не решить. Для недобросовестных производителей нужны жесткие меры. Но размер штрафов не должен ограничиваться 1 млн руб.

— Перед запуском системы «Меркурий» из нее исключили молочную продукцию, сейчас опять обсуждается вопрос необходимости прослеживать ее путь «от поля до прилавка». На ваш взгляд, это помогло бы в борьбе с недобросовестными производителями?

- Я всегда был обеими руками за «Меркурий». То, что молочную отрасль не включили в эту систему, считаю, главным разочарованием 2018 года для добросовестных игроков. А исключили нашу продукцию из нее из-за двух компаний — Danon и PepsiCo, которые были активными противниками этого процесса. Остается только догадываться, почему. Наверное, в том числе и потому, что их основные поставщики сырья — трейдеры, которые, в свою очередь, не готовы работать в «Меркурии». Да, система не идеальна, но это не страшно, ей можно пользоваться, и в течение двух лет «Меркурий» отладят.

Что касается темы замены натуральных жиров в молочной продукции, я, как производитель, считаю, что самое главное — развести на торговых прилавках натуральный товар и тот, что содержит заменители. Пусть покупатель сам выбирает, что ему больше подходит по вкусовым и финансовым предпочтениям — сыр за 700 руб. или сыроподобный продукт за 300 руб.

И еще — если уж вы используете заменители молочного жира и сухое молоко, то напишите об этом на упаковке, только не мелким шрифтом, а крупным.

— Если говорить в целом о планах вашего холдинга, какие факторы могут ускорить инвестиции и развитие бизнеса, а какие — затормозить?

- Для нас внешние факторы не играют серьезной роли, потому что мы выстраиваем долгосрочную стратегию развития бизнеса. Ориентируемся больше на себя, в меньшей степени — на конъюнктуру рынка. Все, чем мы сейчас в основном занимаемся — производим молоко и выращиваем корма — делается ради выпуска сыра. Единственная серьезная причина, которая сейчас может этому помешать, — это ситуация с банками, условия привлечения финансирования. Когда ЦБ поднимает ключевую ставку, кредиты сразу дорожают.

— Считаете, дальнейший рост ставок возможен?

- Думаю, да. Банковские условия зависят от политической ситуации. Пока мы не видим предпосылок для ее улучшения. США все больше «закручивают гайки» в отношении гонки вооружений. Если так будет продолжаться, то основные средства будут идти на оборонный комплекс и тяжелую промышленность, банки будут оставаться под режимом санкций. Я считаю, что сельхозпроизводителям нужно приготовиться работать в более сложных условиях.

— Тем не менее, в последнее время, несмотря на политические и экономические сложности, сельское хозяйство, в отличие от многих других отраслей, демонстрировало позитивную динамику. А ресурсы для дальнейшего роста есть?

- Ресурсы нашей огромной страны в сельском хозяйстве еще не задействованы даже на 50%. Но пока я не вижу, что АПК является приоритетной отраслью, несмотря на все разговоры об этом и даже увеличение господдержки. Все равно гораздо больше чиновники обсуждают стоимость нефти, газа, других полезных ископаемых. Каждый день в новостях освещают строительство газо- и нефтепроводов, а не сельское хозяйство. До тех пор пока наша отрасль не будет в числе приоритетных тем, серьезного роста не произойдет. Сейчас развитие АПК зависит от внимания президента и правительства, а должна быть система. При должном подходе и наших ресурсах сельское хозяйство может приносить государству не меньше денег, чем та же нефтяная отрасль. Пока, к сожалению, в это мало верят.
13.11.2018

Дмитрий Матвеев
Источник: https://www.agroinvestor.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта