Цифровая казнь (Россия: Интернет) (20.04.2019)

Если о цифровой смерти вы, возможно, в том или ином контексте слышали, то о цифровой казни — вряд ли. А она есть, и очень активно применяется, и я вам сейчас про неё расскажу.
Когда-то — лет десять — пятнадцать назад, когда все мы были юными, а социальные медиа ещё только нарождались, были распространены форумы. Там большинство из нас проводило немало времени. На этих форумах были администраторы и модераторы, которые издавали правила. Нарушителей эти правил они нещадно карали: бан на неделю, бан на месяц, бан навечно. Но это было не особо страшно: ты мог развернуться, завести новую почту и вернуться на форум, заведя новый ник. (Да, кстати, тогда у всех были ники и аватары, а не фотки и имена-фамилии, помнишь?).
Современные социальные медиа поступают примерно таким же образом: они имеют свой длиннющий постоянно изменяющийся свод правил и своих роботов-модераторов, которые за то, что им покажется нарушением, могут заблокировать твой аккаунт: временно или навечно.

Но есть одно «но». Социальные медиа — это не форумы двадцатилетней давности, это нечто иное. В социальные медиа пользователь намного больше вовлечён. Но самое главное — ряд пользователей здесь создаёт собственный контент, создавая вокруг себя аудиторию. Это так называемые инфлюэнсеры. Кто-то делает это ради самовыражения, но большинство — ради заработка. Для ряда пользователей самовыражение в соцмедиа является основным источником заработка. Для них-то блокировка — это настоящая цифровая казнь: просто так, заведя новую почту и новый аккаунт, пользователь уже не вернёт былые наработки.

Если простого пользователя заблокируют, то максимум, что он потеряет — это фоточки после поездки на шашлык или на сказочное Бали. Инфлюэнсер же, помимо собственного уникального контента, теряет аудиторию, которую он собирал не один год. При этом социальные медиа, блокирующие того или иного пользователя, поступают как настоящие тираны. Блокируют, порою, под довольно надуманными предлогами, а разбирательств и чётко отлаженных «законов», как в оффлайне, не существует. Так, например, Фейсбук может заблокировать за слово «хохол», нецензурную лексику или за то, что ты постишь слишком много новостей (да, такое было с одной журналисткой RT America).

Такие блокировки, ограничивающие свободу слова, — настоящая трагедия для блогеров, имеющих свою аудиторию. Это не просто блокировка, она может кому-то сломать всю жизнь.

Так, например, на днях блогер_ка Джесси Тейлор выложила на Ютубе слезливое видео о том, что её аккаунт был заблокирован в Инстаграмме, и теперь она совершенно не знает, как дальше пойдёт её жизнь — вполне возможно, что из-за этого ей придётся заняться проституцией. Подобных случаев блокировки инфлюэнсеров уже достаточно много — как в России, так и по миру, вы, наверняка, о них слышали.

Но если с Джесси блокировка нам кажется курьёзом, то бывали случаи и посерьёзней. Один из таких — блокировка «без суда и следствия» русского Russia Today на Ютубе. Думаю, если бы это был простой пользователь (как, например, трёхмилионник Глеб Захаренко), он так и остался бы заблокированным, но RT — довольно-таки мощная организация, и она смогла отстоять своё право на жизнь в цифровом мире. Ну и, конечно же, все помнят случай с блогершей Насим Агдам, которая после блокировки устроила стрельбу в офисе Ютуба.

Это громкие примеры, а сколько было «казней» микроинфлюэнсеров, которые промолчали? Десятки тысяч. И это — блокировки не каких-то террористов, хакеров или иных преступников, это блокировки вполне мирных людей, чья деятельность просто не понравилась Большому Брату. Естественно, это тирания. И для ряда микроинфлюэнсеров такая тирания будет похлеще государственных притеснений.

Так, постепенно интернет из островка свободы вырос в океан тирании и незаконных притеснений по надуманным поводам…

Если система социального рейтинга в Китае вполне открыта, и ты всегда знаешь, сколько у тебя баллов, и, более того, всегда сможешь исправить ситуацию к лучшему, то здесь дело обстоит иначе: ты в одночасье можешь потерять всё, чего добивался долгие годы, а вернуть это всё практически невозможно.

Вполне возможно, что рост популярности мессенджеров обусловлен ещё и тем, что они по сравнению с такими монополистами, как Ютуб, Фейсбук или Вконтакте, дают больше свобод.

Когда-то французские и английские пролетарии вели активную борьбу за свои права с капиталистами. И победили. Видимо, эта борьба предстоит и нам — современным цифровым пролетариям — просьюмерам. История повторяется.

Источник
20.04.2019







Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта