Юрий Болдырев: Гайдаровский форум: "Олигархам все, большинству – ничего" (18.01.2019)

На Гайдаровском форуме обсудили меры борьбы с бедностью, вице-премьер Татьяна Голикова отчиталась, что процесс идет хорошими темпами — в половину процентного пункта за девять месяцев. Эксперты выразили обеспокоенность, что Правительство решило бороться с "формальной" бедностью — а как же те люди, которые получают больше прожиточного минимума, но все равно не в состоянии "свести концы с концами" — оплачивать ЖКХ, делать взносы в школьные кассы, покупать одежду и более дорогие товары без обращения в банки за кредитом?
Глава Минтруда РФ Максим Топилин озвучил цифру — 800 млрд руб. необходимо в год для борьбы с бедностью. Но где же их взять? Может быть, обратить внимание на "офшорную аристократию" и потрясти олигархов, проштрафившихся чиновников, пойманных на воровстве? Однако таких предложений на Гайдаровским форуме озвучено не было.

Экс-зампред Счетной палаты РФ, государственный и политический деятель, публицист Юрий Болдыревсчитает, что преодоление бедности в нашей стране при алчности правящей группировки невозможно с помощью каких-либо программ. "Диспропорции сегодня в двух ключевых составляющих: в том, что государство не вкладывает в создание условий для производства, которое дало бы больше возможностей и пенсионерам, и семьям, и то, что у нас совершенно непропорциональное, варварское внутреннее распределение полученного внутреннего валового продукта. Олигархам все, большинству людей — ничего", — рассказал он в интервью Накануне.RU.

— Владимир Путин в марте 2018 года сказал сократить бедность вдвое за шесть лет. Голикова на днях на Гайдаровском форуме отчиталась о снижении бедности за 9 месяцев на половину процентного пункта. Как оцениваете темпы снижения бедности в России руками нашего финансового блока?

— Здравый смысл подсказывает, что это просто невозможно. Поясню, почему. Во-первых, невозможно скрыть, что происходит реальное падение доходов уже несколько лет подряд, и второе – что продолжается рост цен, рост тарифов на ЖКХ, рост стоимости бензина. В этих условиях всякие манипуляции с цифрами на тему снижения бедности представляются просто играми каких-то "экстрасенсов", то есть это не может иметь отношения к действительности.

Не бывает такого, что дважды два — семь, но власти установили планку, что должно выйти не меньше пяти. Так не бывает.

— Ну да, борьба на цифрах идет с формальной бедностью, а вот на Гайдаровском форуме директор Института социального анализа Татьяна Малева говорила про "субъективную" бедность, то есть когда человек получает заработную плату выше прожиточного минимума, однако, на жизнь денег все равно не хватает. Правительство борется с так называемой формальной бедностью, а значит, субъективная не изменится и может даже вырасти?

— Речь идет не о "субъективной" бедности, а о реальной, я сейчас говорил о совершенно объективном ухудшении положения людей, это вопрос не формальной бедности, а реальной покупательной способности, и вопрос, который уводится в сторону — закабаление людей кредитами. Они сегодня еще имеют возможность заплатить за ЖКХ, но для этого вынуждены все больше залезать в кредиты. Я говорю о реальной ситуации.

Если говорить о субъективной стороне вопроса, то надо понимать, что бедный в Центральной Африканской Республике или бедный в США или Норвегии — это два совершенно разных бедных. Во многих развитых странах под бедностью понимается не то, что у нас, когда человек просто стоит на грани выживания или невозможности выживания, а его относительный уровень жизни сравним со средними данными, но это совершенно другая тема. Там, где общество или государство дошло до уровня, когда вопрос элементарного физического выживания не стоит — подчеркиваю, это большинство западных развитых стран — там действительно есть основания не успокаиваться, а думать о том, что у нас есть часть людей, которые имеют доходы радикально ниже, чем средние, и это является унижающим фактором. Но это, к сожалению, не относится к нам — у нас ситуация значительно хуже.

Наши бедные не то, что унижены тем, что кто-то едет рядом на "Роллс-Ройсе", наши бедные — это те, кто действительно не может сводить концы с концами. Отказываться их считать и начинать их считать по западно-европейским стандартам просто неуместно. Другое дело, что надо считать и тех, кто реально не может выживать, и надо учитывать, что, действительно, значительное количество наших людей в стране унижены тем, что они бедны по сравнению с возможностями страны.

Причем бедны по сравнению с возможностями страны у нас часто те, кто честно проработали и находятся на унизительно низкой пенсии при непропорционально высоких ценах на ЖКХ и налогах на их единственную квартиру и скромненькую дачку. В этом смысле есть фактор "относительной" бедности, но он часто связан с невозможностью физически свести концы с концами.

— Интересно, что эксперты на Гайдаровском форуме рассказали, что семьи с детьми имеют самый высокий уровень монетарной бедности в России 22%, то есть это такая борьба за демографию, получается? Рожайте, но вы будете самыми бедными?

— Мне трудно сказать, чье положение лучше или хуже – семьи с детьми, оказавшейся в бедственном положении, или пенсионера в каком-нибудь подмосковном "наукограде". Конкретная женщина, например, с которой я недавно разговаривал, которая всю жизнь отработала на предприятиях военно-промышленного комплекса Советского Союза, по всей стране ездила и под занавес оказалась в одном из таких военно-промышленных городков Подмосковья — у нее пенсия 8,6 тыс., а за ЖКХ ей надо платить 5 с лишним тысяч. У семьи с детьми чрезвычайно тяжелая ситуация, а у этой тяжелая и безвыходная, никакой перспективы. И то, и другое хуже.

Нельзя помочь одним и не помогать другим. Нельзя сказать, что мы бросим все силы на помощь семьям с детьми, но не на пенсионера, который всю жизнь вложил в ВПК, благодаря чему мы пока все еще не можем быть подвергнуты "лечению", которому были подвергнуты Ирак, Ливия, Югославия и так далее. Нельзя сказать, что на эту женщину можно плюнуть и помогать только семьям с детьми и наоборот. И то, и другое не соответствует возможностями России, не соответствует непропорционально низкому имеющемуся валовому продукту России, не соответствует нашему потенциалу, в том числе с точки зрения энергетики, сколько у нас газа и по каким непропорционально высоким ценам мы продаем газ и этой семье с детьми, и этой пенсионерке от ВПК.

— Ну, адепты либеральной экономики придерживаются мнения, что пенсионеры, получавшие квартиры и дачи от государства тогда — сейчас "несправедливо" богаты и пусть продают свои трехкомнатные квартиры, за которые не могут платить, и едут в деревни жить на выручку от жилья и, допустим, участка.

— Все это ложь и манипуляции — это первое. Второе — в самом худшем положении все-таки находятся не пенсионеры в центре Москвы. Москва стягивает ресурсы со всей страны и различными дотациями может оказать минимальную помощь этим пенсионерам с большими квартирами. В худшем положении находятся те, кто живет в маленьких городках, как я привел пример. Куда им продавать эту квартиру — кто ее купит? А ЖКХ у них по стоимости почти как в Москве.

Не надо рассказывать сказки о том, что люди сами виноваты в том, что не продают свои дорогие квартиры, большинству жителей России квартиры просто некому продать. И почему они вообще должны их кому-то продавать? Они всем своим трудом заслужили, чтобы продолжать жить в этих квартирах, а вот то, что государство несправедливо по отношению к ним, вот это реальная проблема. Эта группировка, цитаты из речей которых вы приводите, вы это называете "либеральной группировкой", но я считаю, что это вся правящая элита, начиная с президента. Так вот они не считают себя обязанными полноценно расплачиваться с теми, кто заложил базу для того, чтобы сегодня они роскошествовали.

Все, на чем роскошествует эта правящая группировка, на самом деле заложено в основном в советский или даже еще досоветский период. И не считать себя обязанными и не расплачиваться полноценно с теми, на чьей памяти вы пируете, — это крайне несправедливо.

— Преодоление бедности в России потребует 800 млрд рублей в год, сообщил глава Минтруда РФ Максим Топилин, как вы думаете, откуда такие цифры вообще, и где эти деньги можно взять?

— Я недавно опубликовал статью "Чай, не в Америке живем", я привел там сопоставление вопроса, который привел к политическому кризису в США — вся "цена вопроса" всего 5,7 млрд долларов в стране, в которой это составляет одну сотую от оборонного бюджета и меньше одной тысячной суммарного федерального бюджета страны. Я сравнил это с несколькими проектами в России, например, проект зимней Олимпиады 2014 года, которую главный начальник заснеженной России решил провести в субтропиках, она обошлась не в одну сотую оборонного бюджета, а в целый оборонный бюджет страны. По оценкам экспертов — 50 млрд долларов, и в основном это деньги не частные, а государственные, деньги госкорпораций, кредитов Госбанка и так далее. Другой пример — это "Сила Сибири" — еще один оборонный бюджет страны. То есть целый оборонный бюджет, а не одна сотая!

Ни по одному из этих вопросов ни одних серьезных дебатов в обществе не было. Надо ли деньги потратить на этот проект или их лучше потратить на то, чтобы поднять уровень жизни в стране или вложить в производство, которое даст в конечном счете продукцию, подъем уровня жизни и в итоге ликвидацию бедности? Последний свежий пример — Чемпионат по футболу. Это в два с половиной раза больше по абсолютной величине, чем то, что стало камнем преткновения в США.

Но никому в голову не пришло вложить эти деньги в нормальную больницу в Магнитогорске, чтобы не надо было вести пострадавшего ребенка в Москву на лечение. Или чтобы по всей стране были поставлены датчики утечки газа во всех квартирах и автоматические выключатели хотя бы у пенсионеров, которые зачастую просто уже не чувствуют, что у них что-то не в порядке с газовой аппаратурой, и поэтому целые дома взрываются.

Деньги есть, но просто в одних странах представители народа решают на что деньги потратить, а в других странах главный начальник тратит деньги так, чтобы они были правильно освоены, как на ту же "Силу Сибири", на которую пошел целый бюджет.

Вечный двигатель еще не изобрели, а вечный пожиратель ресурсов уже создан: мы построили трубу, за которую будем не один десяток лет расплачиваться своим газом. Ведь деньги за газ пойдут исключительно на оплату трубы, которая не имеет никакого другого смысла, кроме как качать наш газ для того, чтобы расплатиться за эту трубу. Нужно вдуматься в степень абсурдности. Никаких публичных дебатов на тему о том, потратить деньги на бессмысленный пожиратель ресурсов или вложить их в развитие страны, что в конечном итоге приведет к ликвидации бедности, или пустить деньги на помощь самым бедным и обездоленным — не было.

В итоге преодоление бедности в нашей стране при алчности правящей группировки невозможно с помощью программ борьбы с бедностью, оно возможно только путем смены власти и обуздания алчности правителей.

— Зато публичные дебаты проводились по вопросу о том, какие имена присвоить аэропортам, например, имя Николая II дать воздушной гавани того или иного города, или маршала Жукова.

— Вот вы привели замечательный пример — публичные дебаты о том, потратить ли деньги на то, чтобы иностранцы погуляли на нашем чемпионате мира, или потратить их на то, чтобы люди не умирали из-за того, что им не оказывается медицинская помощь, подменяются дебатами о том, не присвоить ли имя маршала Победы частному коммерческому предприятию – аэропорту. Вдумайтесь в степень вульгарности и кощунства такой подмены общественной дискуссии. Общественная дискуссия по ключевым вопросам, от которых зависит сама жизнь, подменяется общественной дискуссией о том, как коммерциолизировать еще и имя маршала Победы в интересах той же правящей группировки.

— И все же к вопросу о 800 млрд, которые не помешали бы для борьбы с бедностью (хоть на промышленность, хоть на адресную помощь или на строительство социальных объектов) — опять же многие задумались, откуда их можно было бы брать каждый год. Высказываются идеи, что хорошо бы их изъять у тех же "проштрафившихся" чиновников, пойманных на воровстве, у "офшорников" или национализировать у олигархов, как это происходит в Великобритании с нашими миллиардерами, которые не могут подтвердить "чистоту" доходов. Можно ли "потрясти" олигархов для борьбы с бедностью?

— Нет никаких олигархов, отдельных от правящей группировки. Невозможно "потрясти" эту группировку вопреки высшей государственной власти, это невозможно.

Есть совсем простой пример: вот сейчас "не мытьем так катаньем", ползучим образом, через совместное освоение, пытаются сдать Южные Курилы. Вот мы прямо формулируем – нет никаких оснований, никаких стратегических выгод для России от того, что будет подписан мирный договор с Японией, абсолютно никаких. Япония капитулировала — все, этого достаточно. И мы прямо ставим вопрос о том, что мы подозреваем — за этими переговорами, ни на чем не основанными, есть коррупционная составляющая, потому что страна с этого не может получить ничего, но кто-то что-то может получить от попытки сдать часть нашей территории. Но кто и что — мы пока не знаем, хоть ясно видим возможную коррупционную составляющую.

Точно такую же предполагаемую составляющую мы видим во всех якобы стратегических проектах типа зимней Олимпиады в субтропиках, Чемпионата мира по футболу, кстати, на "Роснано" в совокупности было выделено ресурсов примерно столько же, сколько привело к политическому кризису в США сейчас, но там народные представители решают, тратить деньги на что-то или нет. Я не говорю, кто из них прав, это неважно, важно— кто субъект принятия решения.

А у нас вы не слышали, наверное, о парламентских дебатах — выделить ли деньги на "Роснано" видному приватизатору в полное свободное распоряжение или потратить их на то, чтобы улучшить жизнь людей путем: а) перераспределения имеющихся ресурсов, б) запуска национального производства, которое дало бы возможность повысить уровень жизнь большинства, дало бы отчисления в бюджет и реальные рабочие места. Но не было дебатов.

— И таким образом только на Гайдаровском форуме лишь определенные эксперты обсуждают, как победить бедность?

— Гайдаровский форум — это то, к чему ни одни здравомыслящий человек не может относиться всерьез, я назвал бы это неким шабашом безнаказанных идеологов уничтожения нашей страны. В противовес на протяжении пяти лет действовал организованный — что очень важно — совместно с представителями реального сектора экономики, машиностроения, академической, вузовской наукой Московский экономический форум (МЭФ), председателем были руководитель "Ростсельмаша", ректор МГУ и руководитель Института экономики РАН. Я могу предполагать, что на эту линию оказали давление, с этого года форума не будет.

Это был единственный противовес всем тем гайдаровским, петербургским, красноярским и прочим, в конечном счете, вульгарно-либеральным форумам, призванным прикрыть крайнюю неэффективность для страны ныне проводимой социально-экономической политики. Это была хотя бы одна площадка, куда собирались люди с альтернативным видением и понимали, что они не единственные, кто так думает — что есть еще эксперты, политики и специалисты из реального производства, которые понимают убийственность всего происходящего в стране.
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
18.01.2019

Юрий Болдырев





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта