Денис Жуйков: Китай завоевывает Африку (14.09.2018)

Китайские коммерсанты сделали в Африке то, на что оказались неспособны западные колонизаторы и советские просветители.
Торговля как аргумент

В самом начале сентября 2018 года председатель КНР Си Цзиньпин на форуме сотрудничества «Китай – Африка» в Пекине заявил, что в ближайшие годы предоставит странам Черного континента 60 млрд долларов, преимущественно в виде инвестиций, кредитов и безвозмездной помощи. Если говорить простым языком, то КНР устами своего председателя громко заявила:

"Мы пришли в Африку всерьез и надолго, и всему миру придется с этим смириться".

Впервые китайцев увидели на побережье Африки примерно 600 лет назад, когда адмирал Чжэн Хэ со своим «золотым флотом» высадился в районе современных Сомали и Кении. Однако тогда дальше приветствий и примитивной торговли дело не пошло. Позже о китайцах всерьез услышали в начале XX века, когда около 60 тысяч шахтеров из Поднебесной прибыли на золотые копи в Южную Африку.

В середине XX века Мао Цзэдун отправил десятки тысяч рабочих и крестьян «укреплять связи со странами, скинувшими гнет колониализма».

Но настоящая экспансия КНР в Африку началась в конце 1990-х, когда динамичное развитие промышленности Китая потребовало в большом количестве абсолютно все ресурсы, которые можно добыть из недр и которых не было или почти не было в самом Китае: нефть, медь, железо, платину…

В обмен китайцы поставляли африканцам модернизированный вариант стеклянных бус: от канцелярских предметов и одежды до автомобилей и компьютеров.

С тех пор Китай стал ни много ни мало – главным торговым партнером Черного континента: если в 1999 году товарооборот между КНР и странами Африки составлял всего 6 млрд долларов США, то в 2009 году эта цифра достигла 100 млрд долларов, а в 2015-м – 188 млрд. Для лучшего понимания пара цифр: общий объем товарооборота России со всеми странами мира в «довоенном» 2014 году, например, составлял 805 млрд долларов, а Китая – 3,64 трлн. долларов.

«Стройки века»

В среднем товарооборот Китай–Африка рос почти на 20% в год, а прямые инвестиции – на 40%. При этом, как пишет известное консалтинговое агентство McKinsey, официальные цифры примерно на 15% ниже реальных.

Еще более интересен другой факт: реальное количество китайских компаний, работающих в Африке, в разы превышает количество официальных. Так, по данным McKinsey, в Кот-д’Ивуаре при 30 официально работающих китайских предприятиях в реальности функционирует свыше 270, В Нигерии вместо 317 – 920… Этот список можно продолжать и дальше.

Общее же количество китайских компаний в Африке по состоянию на конец 2017 года превышало 10 000 и продолжало расти. При этом количество трудоустроенных африканцев измеряется миллионами, а подавляющее большинство китайских компаний, работающих на Черном континенте, являются частными и приносят прибыль как Китаю, так и местной экономике.

Китайцы проникли практически во все отрасли этой экономики: инфраструктуру, добычу полезных ископаемых, сельское хозяйство, услуги и т.д. В ряде сфер, таких как строительство, доля китайских компаний достигает 50% от общего объема всех строительных контрактов, заключенных африканскими государствами с иностранцами.

Среди крупнейших строительных проектов последних лет можно выделить открытие железнодорожного сообщения между столицей Кении Найроби и вторым по значению городом страны, портом Момбаса, длиной свыше 450 км, а также строительство железной дороги между столицей Эфиопии Аддис-Абебой и портом Джибути в соседнем одноименном государстве. В обоих случаях финансирование легло на плечи китайских банков (при участии государства), а строительные заказы выполняли китайские подрядчики.

Формирование имиджа

Совершенно очевидно, что Китай целенаправленно «привязывает» к себе африканский континент, чему последний, по большому счету, рад: китайцы не просто бездумно выкачивают ресурсы (хотя не без того, конечно, – альтруизм, отчасти свойственный белым колонизаторам-христианам, вообще не является элементом китайской культуры), но также развивают инфраструктуру, приносят технологии, дают работу местному населению, строят школы, больницы, учебные центры.

По данным опроса независимой исследовательской компании Afrobarometer, 63% респондентов из 36 стран Африки полагают, что Китай оказывает положительное влияние на африканский континент, а экономическая модель КНР – вторая «по крутости» после американской.

Проникновение Китая в Африку видно не только в экономике: так, по данным Мичиганского университета (США), в 2014 году в Китае обучалось значительно больше студентов из Африки, чем в США или Великобритании (это притом, что английский язык, в отличие от китайского, является преобладающим в 22-х странах континента). Причина – многочисленные гранты, которые Пекин предоставляет иностранным студентам, а зачастую и понятные перспективы трудоустройства на совместные или китайские предприятия.

Революция в Багамойо

В планах Пекина на ближайшее будущее – продолжать развивать инфраструктурные проекты. Одним из наиболее важных является проект создания мегапорта стоимостью в 10 млрд долларов США в небольшой рыбацкой деревушке Багамойо, что в Танзании, на востоке Африки. Согласно планам КНР, новый порт станет крупнейшим на континенте и важным звеном «Шелкового пути» из Китая в Европу (иногда создается ощущение, что территорией «Шелкового пути» в Пекине считают весь мир).

Также китайцы планируют углубить залив, чтобы огромные корабли могли без проблем швартоваться в новом порту, строительство особой экономической зоны, жилого комплекса по меньшей мере на 75 тысяч человек и, наконец, открытие аэропорта. Примечательно, что местные рыбаки в большинстве своем уже согласились на компенсацию от КНР «за причиненные неудобства» и с оптимизмом ожидают начала строительных работ, предвкушая новые возможности и блага, которые несет китайская цивилизация.

Открывая саммит в Пекине, Си Цзиньпин отметил, что китайские инвестиции в Африку никак не связаны с политическими обязательствами африканских государств. И действительно, в отличие от европейцев или же СССР, активно проводивших свою политическую линию в Африке, китайцы одинаково успешно работают и с демократиями, и с автократиями: «пусть растут сто цветов». Единственное условие – лояльность по отношению к Поднебесной (не секрет, что страны, голосующие на Генеральной Ассамблее ООН так же, как и КНР, получают больше инвестиций и финансовой помощи от Пекина).

* * *

Что же касается присутствия России в Африке, то эту тему вообще не принято поднимать в СМИ ввиду отсутствия долгосрочной стратегии экспансии РФ на континенте – у нас попросту нет денег на Африку, а добрые отношения с большинством стран сошли на нет, как только прекратилось финансирование этих отношений.

У ряда российских компаний, безусловно, остались интересы в Анголе и Мозамбике, но лоббирование и защита этих интересов ни в коем случае не является конкурентом грамотной, пошаговой, рассчитанной на десятилетия стратегии по усилению присутствия в регионе со стороны Китая.

КНР уже стала главной страной континента и формирует в нем собственный мир – такой, каким его видят китайцы.
14.09.2018

Денис Жуйков
Источник: https://tsargrad.tv/articles/cherno-zheltyj-kontinent-kitaj-zavoevyvaet-afriku-investicijami_157810




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта