Кирилл Александров: Конфликт Филарета и Епифания: политическое чутье против молодости (Сопредельные государства бывшего СССР: Украина. Церковь) (13.05.2019)

Из-за чего возникло противостояние между руководителями ПЦУ и чем оно может закончиться.

Конфликт между руководителями Православной Церкви Украины Филаретом Денисенко и Епифанием Думенко выплеснулся в публичную плоскость. Филарет заявил, что Киевский патриархат существует, Епифаний – что это путь в никуда. Филарет пригласил «архиереев» к себе на беседу. Епифаний вначале оказался единственным неприглашенным. И хотя 11 мая приглашение было все же отправлено, Филарет составил его в таких выражениях, что глава ПЦУ, если хоть немного себя уважает, принять его не сможет. Что означает этот конфликт, какие у него предпосылки и чем все может закончиться?
О напряженных отношениях между главой ПЦУ Епифанием Думенко и ее «почетным патриархом» Филаретом Денисенко было известно чуть ли не с самого вручения Томоса 6 января 2019 г. Но до недавнего времени стороны предпочитали не выносить сор из избы слишком явно.

И вот это произошло. Епифаний прямым текстом в интервью «ТСН» признал наличие конфликта. Но ведь именно Филарет своим авторитетом продавил кандидатуру Епифания на пост главы ПЦУ на печально известном «объединительном Соборе» 15 декабря 2018 г. Причем продавил жестко, под угрозой срыва самого Собора.

Что же изменилось с того времени, что «патриарх» и «митрополит», которые раньше вели себя прямо как отец и сын, оказались по разные стороны баррикад? А изменилось практически все. И эти изменения очень чутко уловил Филарет и пропустил мимо ушей Епифаний.

Во-первых, поменялась власть в Украине.

Формально Петр Порошенко еще Президент, он еще принимает решения, влияет на Верховную Раду и имеет «все, что нажито непосильным трудом». Но по сути он уже политический труп. Он не просто проиграл Владимиру Зеленскому, он проиграл с разгромным счетом. Разрыв в более чем 50% говорит о многом. И в частности он говорит, что украинское общество категорически не приемлет политики Петра Порошенко. Имеется в виду политика, которую он действительно проводил, а не которую он декларировал.

Выборы привели не только к поражению Порошенко, они привели к тому, что, выражаясь современным языком политологии, он стал токсичным партнером. Все, кто хочет иметь будущее в украинской политике, должны дистанцироваться как от Порошенко, так и от всех проектов, связанных с ним. А также от людей, прочно ассоциированных с уходящим Президентом.

А самый главный проект, который прочно ассоциируется с Порошенко, – это ПЦУ с Томосом. И конечно же, Епифаний, плакаты которого с бывшим гарантом Конституции на фоне Томоса висели по всей Украине.

Естественно, что Зеленский не может высказать негативное отношение к Томосу, но весьма показательно, что он сумел дистанцировать и Порошенко и Епифания от ПЦУ и признал Томос заслугой Филарета. Во время дебатов перед вторым туром президентских выборов Зеленский сказал: «Что касается Томоса. Это победа для Украины, но мне кажется, что это победа в первую очередь Филарета. Который боролся за украинскую Церковь еще до того как вы (Петр Порошенко – Ред.) стали Президентом. Еще в те времена, когда вы были прихожанином Московского Патриархата».

Все, кто хочет иметь будущее в украинской политике, должны дистанцироваться как от Порошенко, так и от всех проектов, связанных с ним. А самый главный проект, который прочно ассоциируется с Порошенко, – это ПЦУ с Томосом.

Какую церковную политику будет проводить новый Президент, пока неизвестно. Некоторые высказывания Зеленского позволяют осторожно предположить, что он предпочтет не вмешиваться в религиозную сферу, а все религиозные организации будут находиться в примерно равных правовых условиях. В этой ситуации ПЦУ уже не сможет пользоваться государственным ресурсом для своего развития и ей придется рассчитывать только на свои силы.

Во-вторых, поменялась власть в Америке.

Конечно же, не буквально. Но одно событие, которое произошло совсем недавно, кардинальным образом изменило расстановку сил на политической арене США. Имеется в виду доклад спецпрокурора Роберта Мюллера по вмешательству России в президентские выборы в США в 2016 г. Главный вывод этого доклада – сговора Дональда Трампа с «российскими деятелями» не было.

Это развязало руки американскому президенту, над которым до этого постоянно висела угроза импичмента. И последствия не заставили себя долго ждать.

Более того, в США сейчас активно разворачивается компания, которую уже назвали «Украинагейт». Оказывается, Украина в лице ее тогдашних властей активно вмешивалась в президентские выборы в США 2016 г. на стороне Хилари Клинтон. И этот сегодняшний «Украинагейт» крайне выгоден Дональду Трампу, который с его помощью надеется дискредитировать своего главного противника на будущих президентских выборах 2020 г. Джо Байдена.

Байден был вице-президентом США при Бараке Обаме и главным куратором Украины. Некоторые политологи называли его не иначе как генерал-губернатором Украины, решающим, кто займет кресло премьер-министра, а кто станет генпрокурором. Байден является одним из основных фигурантов «Украинагейта».

«Потопив» Байдена, «Украинагейт», естественно, потопит и Порошенко, и здесь интересы Трампа и Зеленского удивительным образом совпадают. Так что слова новоизбранного украинского Президента о том, что Петру Порошенко придется отвечать перед правоохранительными органами, могут обрести реальные очертания.

На днях стало известно о досрочном отзыве посла США в Украине Мэри Йованович. По некоторым данным, ее отзывают на родину именно для дачи показаний по делу о вмешательстве Украины в президентские выборы в США. В любом случае, в Украину прибудет новый посол с новым, уже чисто «трамповским», взглядом на нашу внутриполитическую ситуацию.

Нелишне вспомнить, что Йованович была сторонником создания ПЦУ и вела активную деятельность по воплощению американского плана получения Украиной Томоса в жизнь. После доклада Мюллера в США стали происходить активные кадровые перестановки. Предполагается, что в Госдепартаменте (аналог министерства иностранных дел) поменяются и чиновники, которые курируют Константинопольский патриархат. А это может коренным образом изменить позицию Фанара по Украине.

В-третьих, изменилось отношение к Фанару в православном мире.

Если раньше все Поместные Православные Церкви в большинстве своем не реагировали, а то и молчаливо соглашались, на претензии Константинополя на главенствующую роль в Православии, то сегодня почти все они отказали Фанару в повиновении.

В 2016 г. Константинопольскому патриарху Варфоломею удалось провести Критский Собор, на котором присутствовали все Поместные Православные Церкви, кроме Антиохийской, Грузинской, Русской и Болгарской. Но даже и эти Церкви предварительно одобрили документы Собора, в которых, кроме всего прочего, утверждалось исключительное право Константинопольского патриарха созывать Вселенские (Всеправославные) Соборы, выступать высшей судебной инстанцией в межцерковных конфликтах, окормлять православную диаспору и т.д.

После доклада Мюллера в США стали происходить активные кадровые перестановки. Предполагается, что в Госдепартаменте поменяются и чиновники, которые курируют Константинопольский патриархат.

С этими явными нарушениями исторического устройства Церкви все уже почти согласились, и лишь по Промыслу Божию Собор не состоялся как Всеправославный. И Константинопольский патриарх, и фанарские иерархи в своих выступлениях и богословских трудах все время продвигают теорию первенства Константинополя в православном мире. По сути, Фанарского папства.

Возражения на эту явную узурпацию звучали преимущественно из уст отдельных иерархов и богословов (за исключением решения Архиерейского Собора РПЦ). На сегодняшний же день практически все Поместные Церкви не только отказались признавать решения Фанара по Украине, но и указали на богословские причины того, что это не представляется возможным.

Главная причина – это неканонические, а значит, и недействительные рукоположения иерархов ПЦУ. Сколько нас ни заверяли фанариоты, что признание уже вот-вот последует, на самом деле происходит обратное: позиция Поместных Церквей по украинскому вопросу ужесточается и становится все более консолидированной. Не так давно предстоятели Александрийской, Антиохийской, Иерусалимской и Кипрской Церквей во время встречи на Крите фактически заявили о непринятии политики Константинополя в Украине.

А ведь предполагалось, что Поместные Православные Церкви не посмеют перечить Фанару и признают ПЦУ. И кстати, это признание Фанар должен был обеспечить и согласно Томосу, и согласно договору между патриархом Варфоломеем и Петром Порошенко. Но получилось иначе.

А теперь, поскольку Православные Церкви, по сути, признали действия Фанара в Украине неканоническими и признали, что они вызвали волну насилия и беззакония по отношению к УПЦ, фактически к гонениям на государственном уровне, со временем будет поднят вопрос и об ответственности Фанара за эти события.

Тем более поведение патриарха Варфоломея и других фанарских архиереев наглядно продемонстрировали всем, во что выливаются эти папистские амбиции. Следующей жертвой Фанара не хочет стать никто, а это означает, что вполне возможно, в будущем состоится соборное осуждение политики патриарха Варфоломея, а может, и его лично. При этом и Томос, и все прочие решения по Украине будут признаны ничтожными.

В-четвертых, стало ясно, что затащить Украинскую Православную Церковь в ПЦУ не удастся.

И насилие, и нарушения законодательства, и бесчинства, которыми сопровождается «мирный» переход общин в ПЦУ, вызывает только обратный эффект. Общины УПЦ сплачиваются, люди осознают себя членами Церкви, Тела Христова, а не просто участниками обрядов. Общество возмущается бандитскими методами создания ПЦУ. Международная общественность также уже не может закрывать глаза на нарушения права на свободу совести в Украине.

Все эти изменения очень тонко учуял бывалый Филарет и совершенно не смог осознать юный (по церковным меркам) Епифаний. Проект ПЦУ провалился. Об этом говорит следующее:

- он не смог объединить все православные конфессии в Украине;

- он не признан нигде в православном мире, кроме Фанара;

- он не помог Петру Порошенко переизбраться на пост Президента.

Отсюда вывод – проект нежизнеспособен и будет закрыт, рано или поздно, в той или иной форме. В бизнесе в подобных ситуациях грамотный инвестор делает одну очень неприятную, но крайне необходимую вещь – он выходит из проекта и фиксирует убытки. И чем раньше он их зафиксирует, тем меньше будет этот убыток.

Вот это именно то, что пытается сейчас сделать Филарет. Уже не как «почетный патриарх» ПЦУ, а как самый настоящий «патриарх Киевский и всея Руси-Украины» УПЦ КП, Денисенко разослал своим «архиереям приглашение на «братскую беседу», а по сути, на неформальный «архиерейский» Собор, на котором он попытается убедить своих коллег, что проект ПЦУ скорее мертв, чем жив, и нужно спасать то, что еще можно спасти.

Филарет попытается убедить «иерархов» в следующем:

- признание со стороны Поместных Православных Церквей им не светит в ближайшем будущем;

- поддержки со стороны новой власти, по крайней мере такой масштабной, как при Порошенко, им не светит также;

- над самим патриархом Варфоломеем сгущаются тучи, и он ничем ПЦУ посодействовать не сможет;

- с большой долей вероятности от «иерархов» ПЦУ потребуют перерукополагаться от канонических епископов, а это для них позор великий;

- Томос или отзовут (не патриарх Варфоломей, так его преемник), или признают недействительным, или просто предадут забвению.

Все это означает, что ПЦУ распадется в любом случае. Она или исчезнет вовсе, или, что более вероятно, станет еще одной раскольнической структурой наравне с УПЦ КП и УАПЦ. Одно дело сохранять единство в успехе, а совсем другое – в поражении. От этой структуры с большой долей вероятности станут отделяться в той или иной форме недовольные, ущемленные при раздаче должностей или еще чем-то обиженные «иерархи» вместе со своими сторонниками. Поднимет голову Макарий Малетич со своей УАПЦ. Возможно, кто-то засобирается обратно в УПЦ. Плюс, возникнут финансовые трудности.

В этой ситуации самым правильным вариантом будет восстановить структуру «старой-доброй» УПЦ КП. Естественно, во главе с Филаретом. И конечно же, постановить, что все зарубежные приходы УПЦ КП как были в этой организации, так и остаются. Вопреки всем Томосам. С точки зрения раскольников и их аппаратных игр, это было бы самым правильным решением.

Следующей жертвой Фанара не хочет стать никто, а это означает, что вполне возможно, в будущем состоится соборное осуждение политики патриарха Варфоломея, а может, и его лично.

Но этому может воспрепятствовать следующее. Во-первых, большинство архиереев могут не приехать к Филарету. Во-вторых, они могут не поддержать его в стремлении восстановить Киевский патриархат. И в-третьих, вся эта затея с восстановлением УПЦ КП может оказаться не чем иным, как блефом Денисенко в надежде выторговать себе больше полномочий в руководстве ПЦУ.

В противостоянии Филарета с Епифанием против «почетного патриарха» играет одно важное обстоятельство – его преклонный возраст. Оправдано ли в разгоревшемся конфликте делать ставку на человека, который в любой момент может покинуть этот мир? Конечно, жизнь каждого человека находится в руках Божиих, но 90 лет Филарета – это не 40 лет Епифания.

В общем, в начале следующей недели нас ждет увлекательная «игра престолов» в исполнении действующих лиц из ПЦУ. Чем она закончится – посмотрим. Но одно можно утверждать уже сейчас: конфликт в ПЦУ разгорелся и стал известен не только в Украине, а и за рубежом. А это делает признание ПЦУ Поместными Церквями еще менее вероятным, и ее образ в глазах украинских граждан – еще менее привлекательным.

Источник
13.05.2019

Кирилл Александров





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта