Вазген Авагян: Одиночка в экономическом поле – не воин, а жертва хищников, коим несть числа (10.01.2019)

Часто можно слышать, что «у пролетариев нет Родины», что «моя страна для меня ничего не сделала – а хочет, чтобы я для неё делал всё» и т.п. Человеку кажется умным и правильным уйти в сторонку, в позицию «моя хата с краю – ничего не знаю» в убеждении, что он – не особо знатный, совсем не богатый, рядовой труженик – поладит с любой властью…
Но так ли это? Безусловно и категорически не так. С древнейших времён и до наших дней связь микроэкономики семьи и макроэкономики держав – неразрывна. В более тревожные эпохи человек лучше это понимал, постоянно сталкиваясь с фактами потери всего своего достояния в случае ударов по его стране. Однако по мере стабилизации силовых линий в ХХ веке частный человек, мелкий собственник – перестал видеть эту связь, как не видит он воздуха, которым дышит.

Человек не всегда, к сожалению, понимает, что власть – не клоуны на арене, а единственный гарант его, простого человека, доходов и активов. И миссия власти вовсе не в том, чтобы развлекать обывателя кривляньями в «демокраси-стиле», а защищать его плоть от полного и всестороннего обгладывания.

Сколько мяса объедают с костей жертвы хищники? Относительно сытые львы в Африке – 70%. Но это не значит, что 30% остаются на костях. То, что недоели львы – доедят гиены и грифы. Потом иные, ещё более мелкие падальщики. Поучаствуют в львином пиру и совсем микроскопические организмы.

Мораль: если жертва беззащитна и беспомощна, она подвергается атаке самых разнокалиберных хищников и теряет все 100% своего достояния. Та мелочь, которой побрезгуют крупные хищники (Ротшильды и Соросы) – будет растащена мелкими падальщиками (бандеровцами, ваххабитами и прочими гиенами социума).

Человек наивно думает, что зарабатывает деньги собственным трудом, и сам строит свой дом, свой мир – словно бы он находится в каком-то водонепроницаемом отсеке. Но это категорически не так!

Как бы мало ни имел человек, как бы скромно ни жил – всё, что у него есть, сформировано балансом сил в мире. Одни из этих макро-сил защищают его, другие стремятся сожрать, а когда между ними складывается равновесие в той или иной точке, там и возникают как бы частная собственность и как бы трудовой доход маленького человека.

Из этого следует: всего этого не останется, если силовые линии сместятся, империи рухнут а геополитика сменится. Как оранжерейное растение замёрзнет в считанные часы, если разобрать стеклянную крышу зимой, так и всякий достаток простого обывателя будет ликвидированы в считанные дни, если он окажется геополитически беззащитным, вне силовых раскладов великих держав.

Не надо думать, что миллиард голодающих сегодня на планете людей – сплошь лентяи и сами выбрали себе такую судьбу! Просто этот миллиард – остался беззащитным и был обглодан экономическими хищниками, в буквальном смысле, до мослов.

Можем ли вы или я попасть в их ситуацию – то есть оказаться вообще без средств к существованию и без всякой возможности устроится хоть куда-нибудь? Запросто!

Правда экономики и жизни в том, что не существует внутренней, объективной цены ни нашему труду, ни нашим активам, ни самому нашему существованию (с точки зрения экономики представляющему ту или иную сумму расходов). Всё это оценивается обществом – в соответствии с тем, как сложатся в нем отношения. Всё это может цениться высоко (при одной идеологии), низко (при другой) или вообще никак (в условии геноцидов народов и рас, которых сочли ненужными даже в роли рабов).

Цена труда. Её парадокс в том, что она всегда кажется работодателю чрезмерной, а работнику – недостаточной. Работодатель использует всякую возможность снизить оплату труда (не говоря о том, что он сам же и создаёт такие возможности для себя).

Стремление нанять того, кто согласен работать за наименьшую сумму – заложено в самой природе экономического человека. Никто не хочет «переплачивать». Конечно, если есть, как в СССР и наиболее социализированных странах Запада, законодательно утверждённые расценки труда – то есть и критерий определить, кто кого при найме обманывает.

А если их нет?! Получается сатанинская ситуация: чем искуснее обманщик, тем выше его прибыль! Это касается и работодателя, и работника. Каждый набивает себе цену, пользуясь внешними обстоятельствами или выдумывая их с целью обмана.

Поэтому цена любого труда не зависит от личных усилий или личных качеств «маленького человека». Она зависит от государственной политики по отношению к нему. А значит – от политики не отсидеться в частном малом домене! Нет и никогда не было никакого «отдельно взятого рабочего места» или отдельно взятого источника дохода. Даже самые скромные из них – напрямую связаны с политической системой. Желает ли власть вам блага? Или видит в вас дешёвый расходный материал? Или вообще видит в вас мусор, который нужно поскорее «замести под коврик», выморить, как тараканов?

Любая цена труда – завоевание. Низкая – значит, плохо воевали за свои права, высокая – значит, дрались как орлы. Может быть, не вы, а отцы или деды – но всё равно кто-то за вас дрался, раз вы вообще имеете возможность существования (а она, простите, денег стоит!).

Цена активов. Тоже не подлежит никакой объективной оценке. Это итог баланса сражавшихся сил. Если у вас что-то признают достойным продажи, а не просто отбирают – значит, принято считать, что купить у вас будет дешевле, чем драться с вами. Как только кто-то решит, что отнять задарма дешевле, чем покупать – начнётся война.

Если вы не интересуетесь политикой, надменно «отрицаете империалистические планы правительства» – вы по сути не интересуетесь оценкой своих активов. Велики они у вас или малы – любая конфискация обогащает конфискатора. Конечно, отнять квартиру выгоднее, чем комнату в коммуналке. Но и комната в коммуналке чего-то стоит, и потому даже она обогатит конфискатора.

Климат. Казалось бы, это вещь людям неподвластная. Но если речь идёт об экономике, а не о географии, то линии силового противостояния, смещаясь, изменяют и «климат». Тёплая южная часть Российской Империи – такая, как Украина или Молдавия, переподключённые к Европейскому пространству, оказываются холодными окраинами.

Все перспективы плодоводства, виноделия и т.п. сразу же исчезают при новом подчинении территорий. Молдавия в Римской Империи – крайняя северная точка, место ссылки, вроде Колымы для России.

И если молдавские вина, фрукты были нужны и востребованы в России – то они совершенно не нужны никому в Европе, не выдержат конкуренции с Италией, Францией, Испанией, вообще средиземноморским побережьем.

Люди, которые прохлопали ушами, дав Европе, Западу оторвать себя от России – оказываются в итоге умирающими людьми. Все средства к существованию у них автоматически отнимаются! Так аполитизм, недоверие и отстранённость от геополитики делают виноградаря трупом…

В целом же правило просто: если у вас есть хорошая защита – то у вас хорошие доходы. Если у вас есть хоть какая-то защита (военная, силовая) – у вас есть хоть какие-то доходы. Если у вас вообще нет никакой вооружённой защиты – то у вас нет и никаких доходов.

Крупные суммы у вас конфискуют крупные хищники, а крошки и остатки доберут мелкие, планктон мирового мародёрства. Сокращение вашего рациона (если речь не идёт о стихийном бедствии) – это чья-то прибыль. Понятно, что если дом случайно сгорел, то ваши убытки никого не обогатили. А если ничего из области форс-мажора не случилось, но доходы ваши снизились – значит, кто-то переключил ваши доходы на себя. Точнее, переподключил: так перехватывают силовой кабель или делают врезки в продуктопровод…

В режиме аполитичного равнодушного к политике одиночества – нельзя сохранить никаких доходов. Миллиард крайне истощённых от голода бедолаг на планете сегодня – тому живое доказательство. Бомжи, питающиеся из помойки – тоже тому доказательство.

То, что могут отнять – непременно отнимут. Диалектика выживания не зря давным-давно сложилась в государства-державы. В такой системе владыка служит народу, а народ – владыке. Это взаимное служение – гарантия их взаимного выживания.

У нас плохо и с тем, и с другим. Народ отнюдь не настроен жертвенно служить престолу. А уж как властители РФ служат народу – без слёз не взглянешь.

Но в дикой саванне, каковой является глобальная рыночная экономика, болезнь – не повод пожалеть, а повод сожрать. Больны? Не умеете служить государству? Имеете государство, которое разучилось вам служить? Жалеть не будут, а добьют.

Об этом нужно помнить всем и всегда!
10.01.2019

Вазген Авагян
Источник: https://publizist.ru/blogs/111924/28929/-




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта