Инга Лебедева: Пагубно влиятельный акционер (24.05.2019)

Ситуация с Антипинским НПЗ, в отношении которого начата процедура банкротства, может повториться с Загорским трубным заводом. Оба предприятия имеют схожую историю развития, включая слишком высокую долговую нагрузку и общего владельца
На днях Антипинский НПЗ, крупнейший независимый нефтепереработчик в России, направил в Арбитражный суд Тюмени заявление о признании себя банкротом. Причина банкротства объясняется отсутствием у компании возможности платить по долгам и текущим кредитам.

Проблемы с оборотными средствами возникли у АНПЗ в декабре 2018 года, вследствие чего завод не мог закупать сырье для нефтепереработки. Тогда же компания одобрила очередной кредит у Сбербанка в размере 10 млрд рублей и намеревалась получить аналогичную сумму от трейдеров, что позволило бы перезапустить завод. Однако в 2019 году ряд трейдеров, включая VTB Commodities Trading, в нарушение договоренностей прекратили предоставление авансов, что привело к уменьшению количества закупаемой нефти и, как следствие, к остановке завода 26 апреля на рециркуляцию, отмечают в нефтеперерабатывающей компании.

В Сбербанке, который является крупнейшим кредитором АНПЗ и последние полгода управляет предприятием, подчеркивают, что действия VTB Commodities Trading привели к невозможности каких-либо иных вариантов оздоровления предприятия, кроме банкротства. В конце апреля дочерняя структура ВТБ подала в Высокий суд Лондона иск, в котором потребовала заморозить активы АНПЗ, и суд требование удовлетворил. По сути, АНПЗ — это очередной примером того, как госбанки из кредиторов превращаются во владельцев актива.

Напомним, 80% Антипинского НПЗ принадлежит кипрскому офшору Vikay Industrial Limited, еще 20% у петербургского ООО «Энергетика. Содружество. Успех», бенефициаром которого является Николай Егоров, совладелец адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», и еще нескольких компаний. В числе прочего г-н Егоров также бывший совладелец ООО «Газтранссервис» (которое, в свою очередь, было акционером Антипинского НПЗ с 2005 до 2011 года). В целом Николай Егоров начиная с 2008 года оставался бенефициаром АНПЗ с долей 20%.

Несколько лет подряд АНПЗ активно наращивал задолженность, в основном перед Сбербанком: если на конец 2013 года долгосрочные и краткосрочные обязательства завода составляли в сумме 49 млрд рублей, то в 2014 году — уже 120 млрд, а в 2015-м совокупные обязательства завода увеличились до 240 млрд рублей. После этого рост задолженности прекратился, но начались проблемы: обслуживать такой долг было слишком тяжело.

В 2018 году АНПЗ не раз останавливал работу, а Сбербанк выдал ему еще 29 млрд рублей. При этом, по данным «СПАРК Интерфакс», уже в 2017 году чистые активы Антипинского НПЗ были отрицательными — при выручке в 186 млрд рублей и чистой прибыли в 26,5 млн рублей. Отрицательным был и денежный поток.

Схожая с АНПЗ судьба в скором времени может постигнуть предприятие из другой отрасли — трубной. Речь идет о Загорском трубном заводе, ситуация на котором, похоже, начинает развиваться по тому же сценарию. Что общего может быть у АНПЗ и Загорского трубного завода, основанного владельцем Изоляционного трубного завода Галялхаком Сафиным вместе с сыном Денисом? Обо всем по порядку.

ЗТЗ мощностью 500 тыс. тонн труб большого диаметра в год был запущен в 2016 году. Из 10 млрд рублей, инвестированных в его строительство, 5,1 млрд были предоставлены Сбербанком и 4,9 млрд вложили сами Сафины. Уже через год ЗТЗ получил право поставлять трубы для проектов «Газпрома», и казалось, что успех ему обеспечен. Однако финансовая отчетность загорского завода свидетельствует, что он идет по тому же опасному пути резкого наращивания обязательств, по которому шел АНПЗ. Так, по данным «СПАРК Интерфакс», совокупные обязательства ЗТЗ в 2014 году составляли 1,5 млрд рублей, в 2015-м — уже 7,4 млрд, а на конец 2017-го — более 12 млрд рублей. При этом убыток «съедает» оборотный капитал: по итогам 2017 года выручка АО ЗТЗ составила 13,8 млрд рублей, убыток — 660 млн рублей.

Основными кредиторами ЗТЗ выступают ГПБ и все тот же Сбербанк. Есть пересечения и в структуре акционеров, хотя говорить о них можно лишь предположительно. По данным «СПАРК Интерфакс», АО ЗТЗ полностью принадлежит офшору Pipe Trade Limited, о бенефициарах которого ничего неизвестно. Между тем гендиректор АО ЗТЗ Денис Сафин заявил «Коммерсанту», что Pipe Trade «продала акции», а в интервью отраслевому журналу «Металлоснабжение и сбыт» добавил, что в 2016 году долю в ЗТЗ получил сооснователь и партнер известного адвокатского бюро Николай Егоров —совладелец Антипинского НПЗ. Доля Егорова, по оценкам СМИ, составляет 25% плюс одна акция.

Интересно, что он с завидным постоянством упоминается в связке со Сбербанком: «Коммерсантъ» отмечает, что «адвокат часто выступает в партнерстве со Сбербанком» (см. «Вокруг “Газпрома” сгустились трубы», № 52 от 28 марта 2017 года). Как рассказывали источники «Ъ», г-н Егоров хорошо знаком с главой Сбербанка и «помогает клиентам банка, оказавшимся в сложных ситуациях».

После привлечения такой влиятельной фигуры, как Егоров, в число совладельцев бизнес ЗТЗ вышел на новый уровень. Например, предприятие получило сертификацию во ВНИИГазе, подведомственном «Газпрому». Позднее загорский завод стал поставщиком труб для ремонтно-эксплуатационных нужд газового гиганта и получил очень крупный заказ на поставку 500 тыс. тонн труб для участка Ковыкта — Чаянда газопровода «Сила Сибири».

Приход нового акционера в ЗТЗ (который состоялся, если верить заявлениям Дениса Сафина, в 2016 году) совпал по времени с получением согласования от Сбербанка о реструктуризации долга. Это позволило ЗТЗ решить проблемы с выполнением финансовых обязательств из-за нехватки оборотных средств, когда подошел срок платежей по телу кредита Сбербанка в размере 4,1 млрд рублей. Правда, возникает вопрос: если вместо Pipe Trade Limited в составе акционеров появились новые лица, то почему не произошло увеличения капитала? Новые акционеры ЗТЗ, судя по всему, инвестированию собственных средств предпочли заемное финансирование.

Вместе с тем некоторые проблемы ЗТЗ не удалось решить до сих пор. В начале 2019 года нарушения на производстве нашла инспекция «Транснефти» — причем оказалось, что продукция, изготовленная заводом в соответствии с техническими требованиями «Газпрома», не прошла в полном объеме неразрушающий контроль. В частности, трубы, забракованные по результатам автоматизированного контроля геометрических параметров, не проверялись на площадке окончательной приемки, а принимаются как «годные». При производстве ряда труб сварка велась с применением неаттестованного сварочного флюса. Инспекция пришла к выводу, что ЗТЗ не готов изготавливать стальные электросварные трубы наружным диаметром 530–1220 мм в соответствии с общими техническими требованиями «Магистральный трубопроводный транспорт нефти и нефтепродуктов» для объектов трубопроводной компании. Интересно, как же в таком случае «Газпром» принимал трубы ЗТЗ?

Есть еще более важный вопрос, и он касается дальнейшей судьбы предприятия. Дело в том, что основные платежи по тому самому реструктуризированному в 2016 году кредиту Сбербанка были перенесены на 2018-й. Сам ЗТЗ обещал к концу первого полугодия текущего года привести показатель долга к EBITDA к уровню 1,0. Это было бы возможно при погашении долга Сбербанку, но сможет ли ЗТЗ сделать это в текущей ситуации? Наверняка трубникам придется вновь просить Сбербанк о реструктуризации. Но протянет ли руку помощи предприятию влиятельный акционер, интересы которого, если вспомнить историю с Атипинским НПЗ, могут и не совпадать с планами руководства ЗТЗ? Если нет, то в свете убыточности завода нельзя исключать, что ЗТЗ повторит судьбу АНПЗ: чрезмерная долговая нагрузка, переход актива под контроль Сбербанка, банкротство…

Источник
24.05.2019

Инга Лебедева





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта