Евгений Даманцев: Скоро: мариупольский котёл? (06.12.2018)

На протяжении вот уже более трёх с половиной лет нас, жителей Донбасса, а также тех россиян, для которых эмпатия не является чуждым явлением, начинает раздражать, а порой и выводить из состояния эмоционального равновесия любое упоминание в масс-медиа о рамках «минского формата», «минских соглашениях», а также иных конфигурациях и платформах урегулирования ситуации на Донбассе дипломатического характера. Это неудивительно, ведь продолжение безумных «танцев с бубном» вокруг полностью дискредитировавшей себя «минской площадки» не только не принесло желаемого результата — прекращения огня, но и сохранило за украинскими военизированными формированиями, включая отдельные артиллерийские бригады ВСУ, инициативу в плане огневого контроля большинства прифронтовых укрепрайонов 1-го и 2-го армейских корпусов народной милиции ЛДНР, многочисленных тыловых опорных пунктов, ну и конечно же, жилой инфраструктуры Луганска, Первомайска, Брянки, Алчевска, Дебальцево, а также Горловско-Енакиевской и Донецко-Макеевской агломераций, из-за чего за 4-летний период конфликта от украинской артиллерии погибло более 150 детей.
К сожалению, в данный момент оперативно-тактическая ситуация на донбасском ТВД продолжает складываться далеко не в пользу армейских корпусов НМ ЛДНР. Заранее спланированная, а также согласованная с Пентагоном и Брюсселем дерзкая акция с намеренным нарушением территориальных вод Российской Федерации близ Керчь-Еникальского канала и вполне ожидаемыми контрмерами БОХР ПС ФСБ превратилась не только в отличный аргумент для введения украинской «верхушкой» военного положения в 10 регионах незалежной (с возможностью его продления с 28 декабря и срыва предвыборной кампании) и отстранения американской стороны от каких-либо контактов РФ по линиям переговоров лидеров государств и внешнеполитических ведомств, но и в полностью поддерживаемый Западом карт-бланш на быструю реализацию эскалационного сценария на Донбассе. 

Буквально в первые же несколько суток после введения военного положения многочисленные осведомлённые информационные источники, включая Минобороны ДНР, запестрили сообщениями об интенсификации переброски к линии соприкосновения дополнительных механизированных подразделений ВСУ, проведении учебных сборов оперативного резерва первой очереди (включая ранее принимавших участие в конфликте на Донбассе и обладающих опытом боевиков) и сборов отрядов территориальной обороны, а также развёртывании в боевые порядки уже дислоцированных на юго-западном операционном направлении 79-й отдельной десантно-штурмовой и 128-й отдельной горно-штурмовой бригад, а также 36-й отдельной бригады так называемой морской пехоты ВСУ. За счёт одного только оперативного резерва первой очереди и отрядов территориальной обороны командование «ООС» может добиться соотношения сил порядка 5/6:1, что автоматически уменьшает шансы армейских корпусов народной милиции ЛДНР не только на успешное контрнаступление, но и на удержание прежних позиций.

Если же мы учтём ещё и то, что в распоряжении вышеуказанных бригад ВСУ может оказаться более сотни противотанковых управляемых ракет FGM-148 «Javelin», а боевая работа развёрнутых в Рыбацком и Сартане (под Мариуполем) артиллерийских подразделений ВСУ может координироваться несколькими контрбатарейными РЛС AN/TPQ-36(V) «Firefinder», полученными от Штатов за последние пару лет, то ситуация для 1-го АК НМ ДНР складывается весьма не радужная; особенно в районе ранее рассматриваемого нами Тельмановского перешейка с оперативной глубиной тыловых зон не более 35 км, где радары «Файрфайндер» способны обеспечить украинской артиллерии полное господство в контрбатарейной схватке с артиллеристами народной милиции ДНР. Но в относительной безопасности данные артиллерийские средства ВСУ смогут работать лишь на окраинах крупных городов.

Логично, что единственным участком донбасского ТВД, где 1-й армейский корпус ДНР может добиться заметных успехов, является лесостепная зона, расположенная в 20—30 км севернее и северо-западнее Мариуполя, а также Волновахи. Здесь ВСУ имеют лишь одну линию обороны, лишённую крупных населённых пунктов, традиционно являющихся укрепрайонами. Отсутствие развитой городской инфраструктуры практически полностью оголяет бронетехнику и артиллерию ВСУ перед противотанковыми расчётами армии ДНР, располагающими противотанковыми комплексами «Конкурс-М», а также комплексами «Корнет-Э», которые легко могут быть переданы защитникам республик для отражения очередной украинской агрессии. По одним только дальностным показателям данные ПТРК опережают «Джавелины» в 2 раза.

Куда более важным фактом в нынешней непредсказуемой обстановке является выработка Кремлём более действенных ответных мер по частичному купированию материально-технического обеспечения бригад ВСУ, действующих в Мариуполе и Приазовье. Так, благодаря ужесточению досмотра судов, проходящих через Керченский пролив (особенно после последнего инцидента), Киев утратил абсолютно все лазейки для переброски «приазовским бригадам» ВСУ дополнительного вооружения и оборудования через ГП «Мариупольский морской торговый порт» и ГП «Бердянский морской торговый порт». Если ознакомиться с картой marinetraffic.com, можно обратить внимание, что доступ через Керченский пролив в акваторию Азовского моря был полностью открыт Береговой охраной ПС ФСБ России лишь в ночь с 2 на 3 декабря. И даже после этого количество судов, ожидающих прохода через Керчь-Еникальский канал, превышает 100 единиц. Вывод: все суда, направляющиеся в порты Бердянска и Мариуполя (включая зарубежные), тщательно досматриваются на предмет вооружения и других грузов, предназначенных для азовской компоненты ВМСУ, а также 36-й, 79-й и 128-й бригад, а поэтому и трафик здесь весьма «дозированный».

В ходе же предстоящей эскалации, артиллерийским батареям и противотанковым подразделениям ВС ДНР достаточно будет лишь форсировать Кальмиус, занять восточные подступы к автомагистрали H20 (Славянск — Донецк — Мариуполь) севернее Мариуполя, а затем взять под огневой контроль участки трасс H-08 (Мариуполь — Борисполь) и М-14 (Одесса — Мелитополь — Новоазовск). При таком раскладе основная наступательная составляющая трёх вышеуказанных бригад ВСУ окажется в тактическом «котле», без возможности насыщения свежим «пушечным мясом» и техникой как посредством морского пути через Керченский пролив, так и по наземному коридору.

По-видимому, столь негативный для украинских боевиков тактический расклад в Приазовье и стал главной причиной для выработки плана по использованию тактической авиации в ходе очередной фазы эскалации на Донбассе, о чём 3 декабря 2018 года сообщил замначальника управления Минобороны ДНР Эдуард Басурин, ссылаясь на данные разведывательных структур республики. Принимая во внимание тот факт, что основой войск ПВО ЛДНР являются самоходные ЗРК «Оса-АК» с высотой перехватываемой цели в 5000 м, оперирование украинских Су-25, Су-24, МиГ-29А будет наблюдаться на высотах не менее 6—8 км, а это значит, что они окажутся в пределах радиогоризонта ЗРК С-300ПМ1 и С-400 «Триумф» Воздушно-космических сил России, развёрнутых на Кубани и в Ростовской области. А поэтому оголтелой киевской шайке следовало бы хорошо поразмыслить, прежде чем предпринимать попытку превратить Донецк и Луганск в «Белград-2».
06.12.2018

Евгений Даманцев
Источник: https://topwar.ru/150765-fundament-mariupolskogo-kotla-prakticheski-zalozhen-moskva-i-donbass-gotovy-k-reshajuschemu-raundu.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта