Михаил Аксель: Собирание земель русских — исторический процесс, который рано или поздно будет завершен (Россия: Политическая жизнь) (19.03.2019)

Михаил Аксель — представитель нового поколения незарегистрированной партии "Другая Россия" и уже член ее исполнительного комитета. Ему всего 22 года, меньше, чем существует сама партия нацболов (запрещена в РФ), которая берет начало с 1994 года и отцом-основателем которой является русский писатель Эдуард Лимонов.
Нашего собеседника за его взгляды не раз арестовывали, выгнали из престижного университета, но он уже сидит за одним столом с лидерами оппозиции. О том, что сегодня из себя представляют современные "другороссы", не потеряли ли они актуальность, почему они выходят на митинги с "белыми монархистами" и какое будущее они предрекают России и чего хотят, он рассказал в интервью Накануне.RU.
— Михаил, пресс-конференция с участием Стрелкова и Чаплина, а затем и митинг 17 марта наделали много шума внутри "тусовки" — как могут люди с разнополярными политическими взглядами (условно "белые" и "красные") участвовать в одних акциях? Ранее ведь была уже попытка в лице "комитета", но она провалилась.

— Это акция "За Россию, справедливость, новый курс". Ее организовал оргкомитет, в который вошли участники и организаторы митинга 20 января, основной темой которого была невозможность передачи Курильских островов Японии.

После того митинга мы решили продолжать борьбу, но уже не только за территориальную целостность, но и выступить с внутриполитическими требованиями. Собственно, эти тезисы и позволяют таким разным людям: национал-большевикам (Национал-большевистская партия запрещена в РФ, — прим.), левым, патриотам и националистам — находить общий язык. Что касается не повторения ошибок "комитета", то все участники решили сконцентрироваться на реальных мероприятиях и делах, нету формализации и нету пока еще даже как такового союза, пока — это еще только начало кооперации. И то, как это происходит, выглядит работоспособно. В процессе работы уже будет понятно, насколько это долгоиграющее объединение, но пока впечатления только положительные.

— Что сегодня представляет в России "правое" движение? Не секрет, что у националистов сегодня нет лидера. В чем причина?

— Я считаю, что современные термины "правые" и "левые" устарели в политологии еще со времен Великой французской революции. Но если вы имеете в виду под правыми националистов — буду использовать этот термин. Современное правое движение сегодня находится в состоянии упадка. Если брать националистов — то в России не существует федеральных националистических организаций. И это связано не только с идеологическим кризисом правых после Крыма, когда огромная часть русских наци поддержала Украину. Это связано еще и с общим отношением власти к националистам — прессинг, посадки, запреты организаций. Несмотря на выход нескольких видных деятелей — Демушкина, Квачкова, пока это картину не поменяло. Да и вряд ли власть оставит их без внимания. Так что по итогу: во-первых, общий идеологический кризис — когда значительный фланг правых поддержал Украину (это позволило власти выбить у националистов их основную идею о "большем патриотизме, чем у Путина"). Во-вторых, слабая организованность и постоянные преследования власти.

— Да и вообще так ли нужны, актуальны "правые" силы сегодня?

— Это сложный вопрос про то, нужны или не нужны. У националистов есть свой электорат. Тот прессинг, который к ним применяется, несоразмерен с их деятельностью. У людей должен быть выбор — в политической ситуации в России должны присутствовать разные силы.

— Современные "другороссы" — это кто? Считается, что нацболы (Национал-большевистская партия запрещена в РФ, — прим.) — уже архаика 90-ых или "нулевых", а вся молодежь подалась в "хипстеры" и ходит на митинги Навального.

— Ну кто так считает, может непосредственно посмотреть на активистов в своем регионе, благо у нас федеральная организация, и легко убедиться в том, что это не так. Да, у нас осталась еще эстетика и "бекграунд" с 90-ых, но помнить свои корни — это не значит быть несовременным.

В партии состоят молодые люди, которые уже сейчас стали партийцами и участвуют в деятельности партии "Другая Россия" постоянно. А после того как "митинги Навального" не привели к конкретным результатам, разочаровавшиеся молодые люди начали искать более решительные политические организации. Одним из таких политических "маяков" стала наша партия. А после того как организация взяла на вооружение лозунг: "права с 14 лет", о предоставлении полных гражданских прав с 14 лет, поток молодых людей в организацию вырос в два раза.

Люди видят в нас альтернативу как либералам, так и власти.

— Левая тусовка в столице из себя сейчас что представляет? Ходят слухи, что это почти "сектантство". Это кризис левых сил?

— У левых дела — чуть менее печальнее, чем у правых. Существует большое множество левых организаций: партий, движений, союзов и пр. Но уровень эффективности их работы и понимания современной повестки мало можно назвать адекватным, количество активистов в левых организациях исчисляется десятками, а парламентская "левая" партия КПРФ из-за ужасной кадровой политики и из-за отсутствия реальной борьбы растеряла тысячи активистов по стране.

Говоря про сектантство — с этим проблем достаточно много в плане того, что образовалась достаточно большая прослойка "левых теоретиков" — людей, рассказывающих, как надо понимать вещи со стороны марксизма, но не понимающих, что нужно конкретно делать, и не предлагающих, что делать своей аудитории. Это порождает инфантилизм и отношение к деятельности в политических организациях, как к атавизму, который сейчас не нужен. Многие марксисты считают, что необходимо организовывать "марксистские кружки" — на самом деле это и является по сути всей деятельностью левых в массовом плане сейчас.

Но надо сказать, что левые идеи как никогда актуальны — поскольку уровень жизни в стране падает все ниже и ниже. Это дает левым достаточно большие перспективы для роста. Только бы поменьше теории.

— Как завлечь современную молодежь с их "твиттерами" и гаджетами в левую политику, они же уже родились после СССР?

— Во-первых, надо перестать относиться к ним, как к недоразвитым детям — современные молодые люди из-за развития информационных технологий развиваются гораздо быстрее, чем прошлые поколения. Для того чтобы работать с этими людьми, надо относиться к ним, как к уже существующему политическому субъекту — сейчас это самый политизированный класс в России.

По поводу пропаганды идей. Они и так тянутся к идее социальной справедливости, ведь видят в стране такой огромный разрыв между бедными и богатыми. У них нет проблем с пониманием, у них есть проблемы с тем, что делать. Это как раз укол в сторону левых организаций — молодые люди не идут в левое движение не потому, что не видят перспектив, а потому, что видят, что КПД современной деятельности левых является небольшим. Как только движение выйдет из этого организационного болота — все изменится.

— Война на Донбассе для левых и в большей степени для правых стала "водоразделом", почему?

— Безусловно война на Донбассе стала в определенной степени лакмусовой бумажкой, которая разделила эти идеологические фланги. Если брать что левых, что правых, которые поддержали украинскую сторону, это на самом деле, как бы это ни было парадоксально, редко было связано непосредственно с идеологией. В основном это было связано с субкультурным сотрудничеством движений, которые были в России и на Украине.

Поскольку у людей были тесные связи еще до конфликта, это сыграло большую роль в выборе стороны. Если брать левых — там все в основном связано с анархическим флангом — у них в основном идея "что не надо воевать на стороне одной из буржуазных стран", по своей сути этот водораздел редко был связан именно с идеологией, которую исповедуют люди, чаще все держалось на личных связях и выборе тех людей, которые авторитетны в движении. Парадокс, к примеру, правых в этом плане больше. Одним из столпов идеологии национализма является идея об объединении нации — так, почему же такое количество правых поехало воевать за русофобское государство Украина, которая незаконно удерживает русские области? Если брать их идеологию — это как раз становится крайне непонятным. Те, кто был на стороне Донбасса, что левые, что правые — они оказались более последовательны в своих взглядах, поэтому что на Донбассе еще в самом начале была действительно русская народная революция.

— Нет ли в среде "другороссов" разочарования Донбассом, ведь многих героев войны просто вышвырнули оттуда и арестовали?

— Безусловно, все далеко не так идеально, как хотелось. Большой Новороссии не случилось, но наши товарищи не унывают, еще до сих пор есть нацболы (Национал-большевистская партия запрещена в РФ, — прим.) на передовой, и несмотря на все препятствия, рискуют своей жизнью за независимость того, что удалось таким непосильным трудом отстоять. Если брать партию как организацию — то конечно в воюющих республиках с политическим климатом все не очень позитивно и партии не дали реализоваться там как политической организации. Но мы все равно верим, что все русские территории вернутся в состав России, ведь это же так было всегда вне зависимости от тактических упадков. Собирание земель русских — исторический процесс, который рано или поздно будет завершен. Мы приложим к этому все усилия.

— Вы запустили видеоблог. Как оцениваете успехи?

— Мы только начали, партии необходим свой постоянный аналитический канал, который бы рассказывал, как надо понимать и пропагандировать наши идеи. Пока воздержусь от оценок, поскольку прошел небольшой промежуток времени. Будем работать — будем жить. В будущем будем приглашать интересных людей, брать интервью и много другое. Будет интересно.

— Вопрос идеологии. Насколько труды Маркса и Энгельса отвечают сегодняшнему дню?

— Я считаю, что безусловно это важная политологическая и экономическая литература, но, как и любая литература, она может устареть. Некоторые процессы, которые происходят сейчас в обществе, не были описаны в их трудах. С ними можно ознакомиться, как с основой, но применять на практике из-за быстрого развития общества — все сложнее и сложнее.

— Как относится к вашим взглядам обыватель, не просто обыватель, а родные: жена, родители, родственники?

— Поскольку большая часть людей живет в зоне комфорта, а деятельность в организации связана с постоянным противодействием — то безусловно им сложно дается понимание. Но переубедить меня не получится, это мой осознанный выбор на протяжении нескольких лет, поэтому родственники более-менее привыкли.

— Последний вопрос, что будет после Путина?

— Будет весело и страшно. Готовьтесь вместе с нами.

Источник
19.03.2019

Михаил Аксель





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта