Тропой пособников Гитлера. Литва (ЕС: Литва) (11.06.2019)

Всего на территории Литвы было уничтожено примерно 140 000 человек. Предполагается, что 80% литовских евреев были убиты до 1942 года, уцелело лишь несколько тысяч. 
Вильнюсское гетто

Локации: 

На участке Старого Города были сформированы два гетто: «большое» и «малое». 

«Большое гетто» располагалось на улицах Руднинку (Рудницкая), Месиню (Мясницкая), Ашмянос (Ошмянская), Жямайчю (Жемайтская), Диснос (Дисненская), Шаулю (Шауляйская), Лигонине (Больничная). Число заключенных «большого гетто» — примерно 30 тысяч человек. 

Границы «малого» гетто проходили по улицам Гаоно-Стиклю, Антокольскё и Жиду (Еврейской). Количество узников в «малом гетто» — 10 тысяч человек. 

Понарский лес — массовые расстрелы мирного населения. 

Общее число жертв расстрелов в Понарах: примерно 100 тысяч человек, среди которых евреи, цыгане, участники антинацистского движения, представители польской интеллигенции, а также советские военнопленные. 

Память: 
Мемориальная доска на здании по улице Гаоно, 3. указывает на место, где с 6 сентября по 29 октября 1941 года находились ворота «Малого гетто», через которые на смерть было отправлено более 11 тысяч евреев. На нижней плите размещен план двух вильнюсских гетто. 
 
В Понарском лесу в 1945 году группа активистов установила памятный камень. В 1952 году он был демонтирован. В 1959 году на месте расправ был установлен обелиск из черного гранита с надписью: «Жертвам фашистского террора». 

Мемориальный музей в Понарах был основан в 1960 году. Музей и мемориальный парк перешли в ведение Еврейского музея в 1990 году. 

В 1991 году при активном участии еврейской общины Литвы и с помощью организаций иностранных евреев был возведен отдельный монумент с символикой иудаизма, который по форме напоминал первый памятник, установленный еврейской общиной в Понарах в 1945 году. 

Хронология

24 июня 1941 года — Вильнюс оккупирован нацистскими войсками, после чего были изданы правила и запреты, касавшиеся жизни еврейского населения. Евреям запрещалось: входить во многие общественные заведения, передвигаться по тротуарам, пользоваться общественным транспортом, совершать покупки на рынке до 11 часов утра, ходить в школу. Им было предписано носить повязки на рукаве с желтой окантовкой и буквой «J», а также сдать деньги, украшения, золотые изделия. В своем распоряжении можно было оставить только тридцать марок. 

Вооруженные бригады литовских коллаборационистов организовали ночные патрули, которые произвольно вылавливали евреев и заключали их в Лукишскую тюрьму. В некоторых случаях карательные подразделения врывались в дома и производили аресты. 

2 июля 1941 года — в Вильнюс прибыла Айнзацгруппа «А». Силами группы проводились массовые расправы над еврейским населением (запугивания, конфискация вещей, обыски, отправка в тюрьму). Немцам помогали литовские карательные формирования, участников которых евреи прозвали «хапунами». 

✡ Первые массовые расстрелы. В первые две недели нацистской оккупации в пригороде Вильнюса, у железнодорожной станции Понары было расстреляно примерно 4 тысячи человек. Расстрелы производились в цементированных котлованах, вырытых в 1940 году с целью строительства нефтебаз. В числе исполнителей была примерно сотня литовских карателей, которая регулярно дежурила в Понарском лесу. 

В течение июня и июля подразделения литовской вспомогательной полиции и группировки местных пронацистских активистов под руководством немецких офицеров уничтожили около 30 тысяч евреев еще до официального создания гетто. 

Юденрат. Пронацистский еврейский административный орган самоуправления был создан вскоре после начала оккупации. Через него нацистская администрация передала приказ собрать контрибуцию в пять миллионов рублей во избежание расстрела. 

31 августа 1941 года — отдан приказ о начале формирования гетто на территории Старого Вильнюса. Поводом для заключения всех евреев на ограниченной территории стала «большая провокация», в ходе которой было объявлено, что «евреи стреляли в немецких солдат». 

С 1 по 3 сентября — массовые аресты еврейского населения по обвинению в покушениях на нацистских военнослужащих. «Гражданским активистам» было обещано вознаграждение в размере 10 рублей за каждого пойманного еврея. 

В течение сентября были выселены из своих квартир и насильственно согнаны в гетто приблизительно 40 тысяч человек. На участке Старого Города были сформированы два гетто: «большое» и «малое». 

С сентября 1941 года по сентябрь 1943 года — регулярные «акции» (Akzionen) карательных подразделений, суть которых заключалась в вывозе еврейских узников с территории гетто в Понары, где происходили массовые расстрелы. Среди узников распространялись сведения, что всех вывозимых переводят в другой лагерь. 

23 сентября 1943 года — гетто признано окончательно ликвидированным. Последние заключенные были убиты в Понарах, оставшиеся в живых узники перевезены в концентрационный лагерь Вайвара (на территории генерального комиссариата «Эстланд») и в лагеря смерти в Польше. 

Воспоминания

Одной из выживших в вильнюсском гетто была девочка-подросток Маша Рольникайте (Мария Григорьевна Рольник) (1927–2016), которая сохранила воспоминания о периоде нацистской оккупации Вильнюса и издала их в книге «Я должна рассказать» (1965).

О первых днях оккупации

«Гитлеровцы приказали открыть рестораны и кафе, но обязательно с надписью: Fűr Juden Eintritt verboten. Juden — это мы, и оккупанты считают нас хуже всех других: "Евреям вход воспрещен". Надо подойти, выбить стекло и разорвать эту ничтожную бумажонку! Выйти из дому страшно. Очевидно, не нам одним. На улице одни только гитлеровцы да юнцы с белыми повязками». 

О действиях Айнзацгруппы «А»

«В переднюю вваливаются вооруженные гестаповцы. Расходятся по комнатам. Один остается сторожить нас. Приказывает не шевелиться, иначе будет стрелять. Они роются в шкафах, копаются в ящиках. Допытываются, где папа. Мама говорит, что его забрали в первые дни, сразу же после заложников. 

"Неправда! — зарычал самый злой, очевидно начальник. — Он, наверно, удрал с большевиками! Все вы большевики, и скоро вам будет капут!" 

И снова ищут, кидают, разбрасывают. Мама дрожит и тихо велит нам следить, чтобы они не подсунули оружие или прокламации. Сделают вид, будто нашли, и расстреляют. А как следить, если запрещено даже шевельнуться? 

Ничего не найдя, еще раз пригрозив, что скоро нам будет "капут", гестаповцы убираются». 


О провокации, после которой создали гетто

«Жаркое августовское воскресенье. Около полудня мы услышали шум. Подбежали к окну. Пьяные гитлеровцы избивают черноволосого парня. Гонят его к ратуше, там ставят лицом к стене и бьют. А он, наверное, ждет выстрела, потому что странно вздрагивает. 

Собралась толпа. Один фашист объясняет, что этот Jude только что на улице Гедиминаса выстрелил в солдата благородного вермахта. За это ответят все Juden. Один солдат великого рейха дороже тысячи таких, как этот. Пусть каждый, кто только хочет, бьет преступника и этим присоединится к истреблению врагов немецкого народа. 

Одни ухмыляются, довольные, другие проходят мимо, почти не скрывая своего возмущения. 

Гитлеровцы останавливают проезжающую машину, вталкивают свою окровавленную жертву и уезжают. Пораженные, окаменели мы у окна. Ночь…»

 
Лагерь смерти Алитус

Локация: 
Лагерь смерти находился в городе Алитус в 105 километрах от Вильнюса.

Число жертв: 
За 14 месяцев существования лагеря смерти в Алитусе, по некоторым данным, погибло около 60 тысяч человек, что подтверждается документальными данными и показаниями выживших узников. 

Относительно точного числа погибших за все время существования лагеря (с июля 1941 по июль 1944 года) до сих пор ведутся дискуссии, однако, по разным данным, общее число жертв может превышать 100 тысяч человек. 

Всего через лагерь Алитус (в период Шталага и в период лагеря для «перемещенных лиц») прошло в общей сложности 400 тысяч человек. 

Память: 
На территории Алитусского городского парка на месте братских могил, в которых захоронены советские военнопленные, погибшие в Шталаге-343, располагается мемориальный комплекс, в центре которого находится белый обелиск. 

В Алитусском лесу в 1993 году был сооружен «Монумент боли», посвященный погибшим в годы нацистской оккупации мирным жителям.

Хронология

В июле 1941 года в черте города на территории бывшего военного городка был основан лагерь для военнопленных Шталаг-343. В таком статусе он просуществовал до апреля 1943 года. 

Условия содержания военнопленных: 

В лагере существовал распорядок дня: подъем в 5 часов утра, завтрак с 5 до 6 часов, выход на работу в 8.00, обед с 11.30 до 12.30, окончание рабочего дня в 17.00, ужин с 17 до 18 часов. Отбой в 21.00. 

Каждому военнопленному давали порядковый номер, отправляли на принудительные работы (строительство хозяйственных построек на территории лагеря и лесозаготовки). В ряде случаев узников шталага распределяли среди владельцев зажиточных крестьянских хозяйств Литвы, где они вынуждены были исполнять трудовые повинности. 

В мае 1943 года «Шталаг-343» в Алитусе изменил свои функции и был переквалифицирован в лагерь «для перемещенных лиц», в котором содержались преимущественно жители западных областей России и Беларуси, граничащих с Прибалтикой (в официальных обозначениях нацистов — «эвакуированные советские граждане»). 

По распоряжению нацистской оккупационной администрации, после временного содержания в лагере взрослых узников следовало распределять по фермам на принудительные сельскохозяйственные работы. Детей оставляли в лагере для проведения опытов и выкачивания крови. 

Причиной изменения функции лагеря в Алитусе было то, что зимой и весной 1943 года после ощутимых поражений вермахта от Красной Армии нацистские оккупационные власти столкнулись с резкой нехваткой рабочих рук, в том числе в сельском хозяйстве. В связи с географической близостью к захваченной нацистами Прибалтике, в которой располагались основные концентрационные лагеря Остланда, угону в лагерь Алитус подвергались в первую очередь мирные жители Пскова и окрестностей, а также Орловской, Смоленской, Витебской, Брестской, Ленинградской, Калужской областей. 

Надзиратели лагеря, участники карательных подразделений проводили массовые расстрелы заключенных за малейшие провинности. Также охранники лагеря подвергали узников регулярным избиениям резиновыми дубинками и травлей собаками независимо от возраста и пола истязуемых. 

Воспоминания

Из сообщения Чрезвычайной государственной комиссии о преступлениях гитлеровских захватчиков в Литовской ССР:

«Еще по пути в этот лагерь пленных морили голодом, и многих из них привозили мертвыми или в состоянии сильного истощения. Как показали свидетели, литовский партизан Маргялис и жители г. Алитуса, при выгрузке военнопленных из вагонов немцы расстреливали на месте всех неспособных двигаться дальше. Военнопленные были размещены в конюшнях, где они зачастую замерзали, так как у них было отобрано все обмундирование. Гитлеровцы открывали по пленным стрельбу из пулеметов и автоматов. В этом лагере № 133 погибло от расстрелов, голода, холода и сыпного тифа не менее 35 тысяч человек. Особо зверской жестокостью отличались начальник лагеря майор Розенкранц, его помощник Эверт, доктор СС Ганке, зондерфюрер Мамат». 

Из показаний бывшего рабочего лагеря Антона Новаковского:

«Изверги, чтобы приостановить распространение эпидемии на почве голода и заразы, на Рождество 1942 года закрыли все помещения, где были военнопленные, и открыли только в конце марта 1943 года. Смертность была колоссальная. Пищу бросали, как скотине».

Из интервью жительницы Барнаула Галины Петуховой, уроженки Пскова, интернет-изданию Altai.aif.ru: 

«В марте 1943 года в дом неожиданно вломились полицаи. Выгнали на улицу, повели к вокзалу. Сотни людей загрузили в щелястые грязные вагоны, в каких обычно перевозили скот. Куда и зачем их везут, никто не знал. В дороге не кормили, пить не давали. Печки в вагоне не было, туалета не было». 

Из книги воспоминаний «На детстве моём войны отметина» Ады Родиной:

«B Алитус наш эшелон прибыл, наверное, ночью, так как долго не выпускали из вагонов. Затем появилось много солдат с собаками. Приказали всем выходить из вагонов и ждать. А ждать можно было всего. Уже знали, что иногда привозят и сразу уничтожают. Но нас повели к каким-то сараям и объявили, что во избежание "заразы" будет проводиться санитарная обработка. Этой экзекуции (а иначе не назовешь) подвергались все вновь прибывшие. 

Донага раздетых людей, обработав едкой жидкостью, долгое время держали в ожидании, когда вернут одежду. Полосатой лагерной для нас не нашлось, поэтому насквозь промерзшие за ночь люди выбирали из наваленного в кучу хламья хоть какое-то подобие одежды. Болело все тело. От голода валились с ног, так как еще ничего из еды не дали ни взрослым, ни детям. Все ждали, что дадут хоть какую-то еду. Но людей построили и в сопровождении охраны и собак погнали дальше, теперь уже на территорию концлагеря». 


Из книги воспоминаний «На детстве моём войны отметина» Ады Родиной:

«Из нашего барака вскоре увели нескольких детей — и девочек, и мальчиков. Для чего — никто не знал. Потом добрались и до меня. Привели в другой барак, где были одни дети, без взрослых. Еды не давали. Затем повели еще в один барак, который поразил множеством всяких приспособлений, особенно много было трубочек. Дали выпить белой болтушки из бутылки, положили на кровать или кушетку. И все, больше ничего не помню. А потом, когда проснулась, дали еще таблеток - и снова барак. Так водили несколько раз. 

Однажды, когда я снова была в этом донорском бараке, увидела: после того, как несколько детей были подняты с кушеток, вдруг открылась какая-то боковая дверь, и детей туда увели, больше я уже не видела, не знала, вернули ли их в свои бараки». 


Из интервью жительницы Барнаула Галины Петуховой, уроженки Пскова, интернет-изданию Altai.aif.ru:

«Кормили плохо — баланда гнилая и кусок липкого, на пластилин похожего хлеба. Страшный холод: в бараках не было печей, согреться можно было только тесно прижавшись друг к другу. Взрослых с утра уводили на работу, дети ждали их возвращения, свернувшись клубочками на нарах. Иногда к ним приходили немецкие врачи, делали какие-то уколы, потом брали кровь на анализ. Наверное, проводили опыты. 

Мама убиралась в соседних бараках. Отец копал траншеи, в которые сбрасывали тела умерших. Мертвецов было много. Умирали от недоедания, побоев. Многих убивали при попытке бежать».


Каунасское гетто

Локация: 


Гетто было организовано в пригороде Каунаса Вилиямполе (ранее — Слободка).
Расстреливали на фортах Каунасской крепости.

Из 37 тысяч евреев, проживавших до войны в Каунасе, выжить удалось лишь 3 тысячам. 

Память: 

Музей в IX форте Каунасской крепости, основан в 1958 году. 

Фильм режиссера Раймондаса Вабаласа «Шаги в ночи» вышел в 1962 году. Посвящен побегу из Каунасского гетто группы Ивана Василенко-Весельницкого. 

Мемориал, посвященный жертвам массовых расстрелов еврейского населения (скульптор Альфонс Абразиунас), создан в 1984 году. 

В 1991 году на месте массовых захоронений жертв Холокоста в Каунасе был сооружен небольшой деревянный мемориал с надписью: «На этом месте фашисты со своими пособниками убили более 30 тысяч евреев из Литвы и других стран Европы».

Хронология

Вечер 24 июня 1941 года — до захвата города нацистским военным контингентом литовские антисоветские группировки формировали собственные «переходные» органы самоуправления. Члены одного из них, Литовского фронта активистов, осуществляли первые массовые расправы над местными. 

25 июня — прибывший в Каунас командир айнзацгруппы «А» бригадефюрер СС Вальтер Шталекер выразил поддержку карательных действий литовских националистов. 

С 25 по 27 июня 1941 года — массовый еврейский погром. Вооруженные отряды под руководством карателя Альгирдаса Климайтиса ловили евреев на улицах, подвергали публичным пыткам, а затем, независимо от возраста, отправляли в тюрьму либо зверски казнили. Общее число жертв первой карательной акции: около 4 тысяч человек. 

1 августа 1941 года — специальный указ предписал всем евреям оккупированной Литвы проживать на особо отведенных территориях — гетто. Подобное гетто было сформировано в пригороде Каунаса — Слободке (Вильямполе). 

Август 1941 года — переселение каунасских евреев в гетто силами группировок литовской вспомогательной полиции. Число узников составило примерно 30 тысяч человек. 

В дальнейшем большая часть еврейского населения Каунаса была заключена в тюрьму на территории Каунасской крепости, а затем расстреляна в различных фортах. Большая часть жертв погибла в ходе расстрелов в VII и IX фортах крепости. 

18 августа 1941 года — показательная акция, расстреляны 534 человека. 

В течение сентября и октября 1941 года производились регулярные рейды литовских карателей, расправы над еврейскими узниками гетто за нарушение запретов ходить по тротуару, приносить в гетто с работы еду и других. 

4 октября 1941 года — расстрел узников «малого гетто». Одновременно нацистские карательные подразделения сожгли больницу вместе с медицинским персоналом и пациентами. 

В ночь с 28 на 29 октября 1941 года в IX форте были расстреляны 10 тысяч человек. 

В 6 часов утра еврейских узников собрали «для проверки» на площади Демократов (ныне —площадь Конституции). 

В 9 часов утра прибыли нацистские чиновники. При стечении народа определяли, кому из «проверяемых» позволить вернуться в свои дома в «большом гетто», а кого подвергнуть заключению в «малом гетто». Таковых было 9200 человек. На рассвете следующего дня они были расстреляны на территории IX форта. 

Ноябрь 1941 года — создание группы сопротивления и основание Штаба самообороны. Участники еврейского сопротивления вступили в контакт с представителями коммунистического подполья Литвы. 

Конец декабря 1941 года — расстрел на территории IX форта эшелона с евреями из Германии, Австрии и Чехословакии (около 500 человек). 

Январь 1942 года — создается новая группа сопротивления. Первый координатор — писатель-коммунист Хаим Элин (погиб). После него группу возглавил Дмитрий Гельпернас. 

С марта 1942 года рабочих-евреев начали активнее вывозить на принудительные работы не только на объекты нацистской инфраструктуры в Каунасе (в Алексотае и Шанчае), но и за пределы города, в том числе в Мариамполь, Ионаву, Ригу, Кайшадорис, Палемонас. Эти трудовые повинности носили каторжный характер. По возвращении в гетто узников подвергали избиениям и обыскам. 

21 июня 1943 года — указ рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, в результате которого все еврейские гетто на оккупированных территориях Советского Союза были превращены в концентрационные лагеря. 

В связи с переходом гетто в ведение СС в Слободку переводят евреев из близлежащих мест заключения. 

Лето 1943 года — активные действия Еврейской всеобщей боевой организации (примерно 600 бойцов). Повстанцам удалось установить связь с группировками белорусских партизан, действовавших в районе озера Нарочь. Через некоторое время в состав нарочского партизанского соединения было переправлено 350 членов боевой организации из Каунаса, бежавших во время принудительных работ и впоследствии составивших костяк трех отрядов сопротивления. Часть бежавших погибла во время побега в столкновении с нацистскими полицейскими формированиями. 

В сентябре-октябре 1943 года в связи с реорганизацией всех гетто Остланда начались новые массовые расстрелы оставшихся в живых евреев. С целью уничтожения оставшихся узников в Каунас переправили оберштурмбанфюрера СС Вильгельма Гёке, который ранее был комендантом Варшавского гетто. 

26 октября 1943 года — вывоз части евреев (преимущественно детей и лиц пожилого возраста) в Освенцим. 

Сопротивление смогло переправить из гетто некоторое количество оставшихся в живых детей. Около 300 детей были выведены в партизанскую группу будущего партийного деятеля Литовской ССР Мотеюса Шумаускаса. 

В ночь с 25 на 26 декабря 1943 года группа участников сопротивления из 64 человек под руководством капитана Ивана (Израиля) Василенко-Весельницкого совершила побег из Девятого форта Каунасской тюремной крепости. Большая часть бежавших примкнула к партизанскому антинацистскому движению. 

27-28 марта 1944 года — расправа над детьми и пожилыми узниками гетто. 

Март 1944 года — уничтожение еврейской полиции гетто, которую заподозрили в поддержке подрывной деятельности и подготовке побега узников. 

В этот период контроль над узниками гетто существенно ужесточился, побег стал практически невозможным. Нацистская полиция применяла по отношению к узникам методы индивидуального террора. 

8 июля 1944 года — перемещение части выживших узников в Штуттгоф и Дахау. 

Полторы тысячи узников Каунасского гетто отказались эвакуироваться и спрятались в укромных местах. Сотрудники нацистской полиции забросали боевыми гранатами каждый дом на территории «малого гетто». В результате карательной акции погибли практически все люди, находившиеся в укрытии (выжили только 90 человек). 

Примерно семьсот евреев Каунаса смогли выжить благодаря помощи местных крестьян или участию в советских партизанских соединениях. 

31 июля 1944 года Каунас был освобожден подразделениями 3-го Белорусского фронта совместно с частями 1-го Прибалтийского и 2-го Белорусского фронтов в ходе Каунасской наступательной операции. В городе оставалось в живых 90 евреев.
 
Воспоминания

О принудительном переселении в гетто: 

«15 августа ворота проволочных заграждений поселка смерти Вилиямполе (гетто) закрылись за двадцатью восемью тысячами людей. 

Несколько недель спустя пришло требование собрать пятьсот молодых людей на полевые работы. Матери отпускали сыновей, надеясь, что работа спасет их. Но их приютила земля 4-го форта. Об этом узнали только в 1944 году. 

За этой "акцией" последовал строгий приказ сдать все деньги, драгоценности, одежду. Молча относили люди свое имущество, надеясь, что когда они останутся голыми и босыми, нацистские бандиты оставят их в покое». 

Из воспоминаний Виктора Лазерсона «Каунасское гетто».


О сопротивлении:

«Поскольку все понимали, что помощи, кроме как из Москвы, ждать неоткуда, в руководство были избраны коммунисты. Через некоторое время русские сбросили им оружие, боеприпасы, немного продовольствия и инструкции для сборки мин. 

В один из дней двое парней, членов Самообороны, решили покончить с собой, но громко, хлопнув дверью. Они получили разрешение на операцию. 

В Каунасе был огромный военный район Алексотай, в котором находились общежитие летчиков и десантников, военный аэродром и гигантский завод по производству бомб, снабжавший группу Армий "Север". Среди работающих там евреев были и эти ребята. 

Во время работы они собрали взрыватель и в конце рабочего дня спрятались под грудой взрывчатки. При выходе работников не считали. Колонну рабочих провели через весь Каунас до гетто и только там обнаружили, что двоих не хватает. Объявили тревогу, но было уже поздно. Выйдя из своего укрытия, рабочие собрали мину и взорвали ее вместе с гигантским количеством взрывчатки, которое находилось на заводе. 

Литовские кварталы, примыкавшие к базе, были разрушены, а по всему Каунасу из окон вылетели стекла. От гигантской базы осталась только воронка. 

На следующий день газеты сообщали о десантной дивизии, сброшенной на базу и уничтоженной силами, верными рейху, но были большие потери». 

Из воспоминаний Элиезера Броера, сына Шломо Броера.


О расправах:

О расправах, которые с особой жестокостью учинили нацистские вооруженные формирования, в число которых входят немецкие полицейские структуры, литовские добровольческие бригады и власовские подразделения в марте 1944 года:

«… банды палачей окружили гетто и начали вылавливать детей, стариков и больных. Я видел, как овчарка рвала младенца на груди матери. Я видел глаза матери, у которой немец вырвал ребенка и с силой ударил его о стену грузовика. Эта картина преследует меня даже теперь, заставляя забыть, что я свободен. Я видел, как немецкий офицер, вырвав у матери ребенка, зарычал: "Вы хотели войны. Так вот вам!" Матери умоляли застрелить их, и немцы охотно делали им это одолжение. Еврейская полиция гетто, загнанная на форт под угрозой смерти, выдала убежища, где прятались матери с детьми». 

Источник
11.06.2019







Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта