Виктория Фоменко: В России задумались о легализации заместительной терапии для наркоманов (22.09.2018)

Дадут ли метадону зеленый свет?

Российские правоохранительные органы постепенно меняют позицию относительно борьбы с наркоманией. Об этом свидетельствует заявление первого заместителя директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Анатолия Рудого.
"Я, может, окажусь абсолютно непопулярен, и даже скажу вещи страшные для человека в погонах, - заявил высокопоставленный силовик, – но я, честно говоря, думаю, что надо вводить для тех, кто стал наркоманом, замещающую терапию, чтобы они не шли, не воровали у своего соседа, у родителей, еще у кого-то, а получали свою дозу официально в аптеке бесплатно, и таким образом разрушать рынок наркотический", – приводит слова Рудого «Коммерсантъ».

Заявление было сделано на специальном заседании Совета по правам человека при президенте РФ, и, стало быть, эта точка зрения пользуется определенной поддержкой в руководстве федерального ведомства, а не является сугубо личным мнением одного из ее руководителей.

Pro et contra

Заместительной терапией называется практика предоставления бесплатных наркотиков сидящим на них людям. Как правило, речь идет об опиоидах, а в качестве препарата-заместителя используется метадон, который и сам является наркотическим веществом, но не вызывает столь тяжелых последствий, как героин или морфий.

Замещающая терапия не лечит наркоманов, хотя и продлевает им жизнь. Ее смысл в другом: социализировать наркозависимых и, что особенно важно, остановить распространение ВИЧ-инфекции в их среде.

Именно с помощью заместительной терапии европейские страны сумели сбить волну заражений, накрывшую Старый свет на рубеже 80-х – 90-х годов прошлого века. В настоящее время доля заражений ВИЧ при инъекционном приеме наркотиков составляет в ЕС всего 1%.

С другой стороны, такая стратегия идет вразрез со всей политикой российского государства. Скептики, к тому же, утверждают, что замещающая терапия фактически является легализацией психоактивных веществ и может привести к тому, что общество станет терпимо относиться к распространению наркотиков.

Тем не менее, как подчеркнул Рудый, применяемые в настоящее время уголовно-правовые методы уже доказали свою неэффективность: ведь в тюрьмы, помимо наркокурьеров и распространителей «дури», садятся зачастую и просто наркоманы, решившие поделиться дозой, а функционированию подпольного рынка это никак не мешает.

Разгром по всем фронтам

То, что Россия потерпела сокрушительное поражение и в борьбе с героином, и в противостоянии ВИЧ – давно известно. За проваленную борьбу с опиатами можно поблагодарить ныне расформированную Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и ее руководителя Виктора Иванова.

Критики ведомства неоднократно отмечали, что в точном соответствии со своим названием, структура не столько уничтожала, сколько брала под контроль каналы поставок афганских и среднеазиатских наркотиков. Фактически в ряде регионов ее подразделения превратились в «крышу» для наркомафии. Результаты деятельности службы можно проиллюстрировать несколькими цифрами: в 2008 году ФСКН сообщала об импорте в РФ 12 тонн афганского героина, а к 2012 году объем поставок опиатов из Афганистана увеличился до 540 тонн.

Справедливости ради отметим, что героин и опиаты – не одно и то же. Тем не менее, масштаб катастрофы эти цифры обрисовывают в общих чертах. В 2013-м дело дошло до смертельных передозировок среди офицеров самой же ФСКН, принимавших вещества порой прямо на рабочих местах.

Героиновое цунами захлестнуло страну, и среди прочих проблем вызвало всплеск заболеваемости ВИЧ. В какой-то момент большинство заражений приходилось на героиновых наркоманов. Однако в последние годы ситуация кардинально изменилась. По статистике 2017 года, в 50% случаев россияне заражаются при гетеросексуальных контактах. На долю наркотических инъекций приходится 46% случаев, еще 1,9% дает однополый секс.

Изменился и портрет типичного носителя инфекции. Если в начале нулевых это на 70% были двадцатилетние парни и девушки, то в последние годы 47% заразившихся оказываются людьми в возрасте от 30 до 40. Еще 22% приходится на долю 40–50-летних граждан.

Иными словами, болезнь вышла за пределы маргинальных групп и прочно прописалась в среде социально благополучных россиян среднего возраста.

При этом с 2015-го Россия является мировым лидером по количеству новых заражений. Показатели нашей страны в этом плане даже хуже, чем в среднем у африканских стран.
Вот за такое положение дел уже можно благодарить российский Минфин, систематически инициирующий сокращение расходов на здравоохранение, и Минздрав, что вместо борьбы со СПИДом пошел по пути фальсификации статистики. Да и все российское правительство занимает в этом вопросе откровенно людоедскую позицию. Желающим получше разобраться в вопросе рекомендуем лонгрид Царьграда по этой теме.

Вопрос приоритетов

Предложенные Рудым меры, возможно, и улучшат положение наркоманов, однако для принципиального решения проблемы ВИЧ и героиновой эпидемии их явно недостаточно.

То, что к замещающей терапии можно относиться с умеренно-осторожным оптимизмом, свидетельствует не только европейский, но и белорусский опыт.

"У Белоруссии была мотивация не только чтобы предотвратить случаи ВИЧ-инфекции и наркомании, но чтобы эти наркозависимые вернулись на работу, платили налоги, – рассказал журналистам директор Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (UNAIDS) для стран Восточной Европы и Центральной Азии Виней Салдана. – И они приходят в восемь утра в диспансер за ежедневной дозой метадона, и через час они уже на работе. Если они пропустят свой визит или рабочую смену, есть угроза, что они будут исключены из этой программы, поэтому они приходят".

При этом чиновник из ООН отметил, что за десять лет этой практики в республике не произошло ни одного случая утечки рецептурного препарата.

Российские медики и соцработники предпочитают пока высказываться по этому вопросу крайне осторожно. В пресс-службе Минздрава в ответ на просьбу прокомментировать предложение Рудого заявили, что ведомство, как орган исполнительной власти, отвечающий за выработку государственной политики, «реализовал свою позицию, согласованную с другими органами исполнительной власти и профессиональным сообществом в существующих законах и подзаконных нормативных актах».

При этом представители министерства категорически отказались пояснять, что в реальности значит этот набор слов.

Самыми же ярыми противниками замещающей терапии, как ни удивительно, оказались специалисты министерства иностранных дел – ведомства, которое даже теоретически не отвечает ни за ситуацию с ВИЧ-инфекцией, ни за борьбу с наркомафией. В частности, заместитель министра Олег Сыромолотов еще в августе назвал замещающую терапию «косвенным вариантом легализации наркотических веществ».

В принципе, на ситуацию можно посмотреть и под таким углом. Но тут важна расстановка приоритетов: нам шашечки или ехать, продолжать борьбу – или получить, хотя бы в определенной мере, положительный результат?

Если нынешние средства не работают, очевидно, пора искать новые, нравится это кому-то или нет. В противном случае 100 тысяч заражений ВИЧ в год и вымирающая от наркотиков молодежь нам обеспечены.
22.09.2018

Виктория Фоменко
Источник: https://tsargrad.tv/articles/metadonu-zelenyj-svet_159326




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта